Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№1 (40) апрель 2011
Сколько можно обманывать(ся)? О доверии - вне политики

Позиция

Екатерина Осоченко

Отношения, или Когда другого брода нет. Интервью с Аной Глинской

– Время борьбы за всеобщее равенство между мужчиной и женщиной уходит, во всяком случае – в нашей стране. На поле боя остались множество одиноких женщин, детей, выросших без отца в мирное время. Наигравшись в феминизм, в поиске женского счастья женщины обращаются всё чаще к традиции: мужчина – голова, женщина – шея, переосмысливая этот принцип по-новому. Как Вы это объясняете?
– Если говорить о традиции, то это – штука жёсткая и часто жестокая. Но она человеку даёт такой каркас, в котором есть внятные ориентиры, как жить, быть, двигаться и так далее, для того чтобы как-то более или менее с достоинством пройти жизненный путь. И если человек рождается, живёт и становится вне этого каркаса, то непонятно вообще, где брать ориентиры. Всякое решение приходится принимать самостоятельно, и оно может оказаться ложным.
Я не могу назвать себя человеком традиции, не могу сказать, что я туда сильно стремлюсь, и я не берусь туда вести. Но как показывает практика работы с сотнями семей, в архаическом бессознательном крепко и прочно сидят представления о мужском и женском, о детском и родительском. И они управляют поведением людей независимо от всех потрясений цивилизации, феминизма и много чего ещё.

Возможно, есть люди, живущие и думающие по-другому. Я могу только о своём опыте говорить. Работая с семьями в системных расстановках – а это подход феноменологический – мы смотрим сначала на десятки, потом сотни, потом тысячи семей и в какой-то момент начинаем видеть, как это есть. И в моей практике многое совпало с традиционными представлениями. Эти представления сквозной нитью проходят к нам через тысячелетия из очень древних, дохристианских источников. Например, знаменитые «Веды», где всё-всё об этом написано. Как следует вести себя мужчине, женщине, родителям и детям. Как должно. Совершённо жёстко и конкретно прописано: мужчина отвечает за женщину, женщина подчиняется мужчине, если они этого не делают, то демонические силы действуют внутри них. Мужчина ориентирован на социум, он держит оборону, внешний периметр, а женщина ориентирована на гнездо, на её ответственности – большая часть решений, принятых здесь, внутри. Но в отношении того, что приходит из внешнего мира, мужчина является как бы дверью – он что-то впускает, а что-то не впускает туда, внутрь. Он решает, чему извне проникать внутрь, а чему – нет. И если женщина в чём-то лидерствует в отношениях с мужчиной, то она действует разрушительно.

– И в вопросах воспитания детей?
– Мама формирует интимное пространство семьи, даёт возможность быть в тепле, нежности и любви, и формирует у ребёнка способность выстраивать близкие отношения – если это душевно здоровая мама. А папа – открывает ребёнку мир. Не обязательно ждать для этого полной сепарации ребёнка с мамой – постепенно, по мере отделения от матери, степень сближения ребёнка с отцом увеличивается. Задача папы – открыть, показать ребёнку большой мир. У мамы всегда есть соблазн удерживать всех возле себя как можно дольше, удерживать всех «под юбкой» – даже тогда, когда ребёнок уже готов начать знакомство с внешним миром, идя за руку с отцом – она иногда удерживает под юбкой их обоих. И папу – тоже.

– С другой стороны, можно слышать жалобы современных отцов на то, что их выключают из процесса, силой выталкивают из этого круга.
– Похоже, это начинается раньше. Возможно, что дело происходит в семейно-родовой системе, где утрачено доверие к мужчинам и где они исключены. Это может не так быстро стать явным. Пока все влюблены, потом хозяйство строят, на этой волне многое можно не заметить. Но постепенно, с течением времени мужчина замечает, что он ни к чему не имеет доступа. Что в семье женщина бессознательно действует согласно установке, что от мужчин всё зло, и как прекрасен был бы мир, состоящий из мам и младенцев.

– …?
– Мы смеёмся, да? Но это совершенно реально существует. Мы однажды работали в группе, где всё время звучала эта тема: «Давайте оставим на земле мир, состоящий из мам и младенцев, а мужиков отправим на Луну». И женщины разделились на два лагеря. Одни страстно желали выслать мужчин навсегда, а другие говорили: «Нет, пусть прилетают раз в месяц и вахтовым методом нас ублажают». Два только лагеря были. Без третьего. И как-то, посмеиваясь, с разной степенью успеха, мы через эту тему двигались, пока на финише не наступило большое потрясение: такую же картину в своём бессознательном обнаружила женщина, которая всем своим существом заточена на крепкую счастливую семью, где все уважаемы, и мужчины уважаемы и включены… И в расстановке обнаружилось, что подсознательно даже она стремится вытеснять мужчину из этого круга – так мир для неё безопаснее. Особенно, когда есть дочери. Она жила, не осознавая этой установки. И когда из такой глубины бессознательного женщина действует, то это лишь вопрос времени – когда мужчина скажет: «Я вроде бы здесь, но меня здесь нет». Соответственно, в мире, состоящем из мам и младенцев, там ещё и мальчиков удерживают в инфантильном состоянии. Пока он мальчик – он имеет право на существование в этом мире. Пока ты маленький – мы тебя принимаем, тебе здесь хорошо... Ему же для того, чтоб вылететь из гнезда, надо подрасти. Растущего мальчика мама словно удерживает – волей своей удерживает его маленьким, её глубинное желание – всех собрать вокруг себя и обо всех заботиться.

– Получается, мало что от мужчины зависит? Всем заправляет женщина?
– Мир устроен так, что самый важный процесс в нём – это процесс передачи жизни. Если он прекратится, то ничего уже больше не будет. Ни духовного роста, ни совершенствования технологий, ни высот искусства – ничего не будет. И поскольку женщина передаёт жизнь, то Вселенная всё обустроила так, что мужчина служит этому процессу. То есть женщина его осуществляет, а мужчина – служит процессу передачи жизни.

Окончание интервью читайте в №1 (40), 2011

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"