Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№1 (40) апрель 2011
Сколько можно обманывать(ся)? О доверии - вне политики

Путешествия

Ксения Никольская

Каир без времени

Город с мужским характером 

Мы сидим на залитой солнцем улице и потягиваем свежевыжатый апельсиновый сок. Вокруг нас шумит двадцатимиллионый город. «Мне кажется, я влюблена в Каир», – произносит моя испанская подруга, художница Асун. «Я в сложных отношениях с этим городом вот уже семь лет», – говорю в ответ. 
Стоп, а почему мы говорим о нём, как о мужчине? Во-первых, Аль Кахира – в переводе с арабского означает Победоносная – род женский! Во-вторых, это город, а не любовник, которого собрались обсуждать две подруги. Но хочешь ты этого или нет, Каир внедряется в твою жизнь наравне с человеческими персонажами, о которых будет сказано ниже...

Здесь, конечно, не дождаться голливудского хеппи-энда со свадьбой, это скорее французское кино! Отношения с Каиром похожи на роман, который длится долго и мучительно. В Каир либо влюбляешься без памяти, либо ненавидишь, никаких промежуточных эмоций. Сколько раз я слышала: «Грязный!» Ну грязный, но как говорили во времена моей юности: «Настоящий мужчина должен быть свиреп и вонюч», – это как раз тот случай. 

Каждый день в Каире – это приключение, выход из дома сопровождается лёгким возбуждением, словно ты спешишь на свидание! Ежедневно город испытывает твои чувства и проверяет тебя на прочность: то окунёт в невероятную жару и обожжёт лодыжки автомобильными выхлопами на перекрёстке, то засыпет песком и пылью. Февральский холод в Каире не сравним ни с чем, промерзаешь до костей – в домах нет отопления… А иной раз он вдруг откроет перед тобою заветную дверь и преподнесёт неожиданный сюрприз... Выйдешь за хлебом или сигаретами и вернёшься спустя восемь часов без хлеба и сигарет, но с массой новых впечатлений и друзей. 
Сопротивляться и пытаться изменить кем-то предопределённый ход событий бесполезно, единственный способ существования тут: плыть по течению. In Shaallaa, всё в руках Бога – пассивность, компенсируемая добродушием и отзывчивостью.

Всё, что происходит в Каире, ты воспринимаешь как личное отношение города к тебе: сегодня в твой адрес сыплются проклятья, завтра – слова восхищения. Каир не терпит равнодушия к своей персоне, чуть-чуть отвлечёшься, он, как ребёнок, возьмёт тебя за подбородок и повернёт к себе твоё лицо, требуя внимания... 
А если ты не готов к этому, то лучше остаться дома, как сегодня. Каир опасен и непредсказуем, вчера 23-летнего молодого фотографа убило обломком здания Египетского банка. Он не пытался разоблачить режим Мубарака, он просто пил кофе в Даун Тауне. Страшное и абсурдное происшествие. 
Мой друг художник – Шериф Эль Азма – говорит, что Каир – это город, который «поедает мужчин и парализует женщин».

Гарден Сити

Весной 2010 года я переехала в Гарден Сити, достаточно привилегированный район Каира, тут много посольств, офисы ООН, старые особняки в стиле Belle époque. Своим рождением Гарден Сити обязан Nile Land & Agricultural Company, которая в 1905 году заказала инженеру Хосе Ламба создать новый район Каира на месте бобовых полей. Строительство новых мостов через Нил в том же году резко повысило цены на землю в районе бывших огородов. Тут же, на берегу Нила, в здании Английского посольства происходили действия романа Лоренса Даррела «Александрийский квартет». Извилистый план этого района напоминает лабиринт, некоторые улицы пересекаются по нескольку раз, и вы заканчиваете свой путь там же, где его начинали. В Гарден Сити живут египтяне с историей, как, например, моя соседка сверху мадам Ноэль или сосед снизу инженер Заки, они с трудом говорят по-английски, для них родной язык – французский... 

В 60-х годах прошлого века население Каира изменилось до неузнаваемости. Бывший дантист, а ныне популярный писатель Алла аль Асуани в своём знаменитом романе «Дом Якубяна» увлекательно описал эту тенденцию. Большинство иностранных и неугодных новому правительству граждан Египта покинуло страну после 1956 года, их респектабельные квартиры, как в описываемом доме, принадлежавшем когда-то армянскому бизнесмену Якубяну, заняли молодые офицеры, в основном из провинции. Вместе с собой эта новая «элита» привезла и свою деревенскую родню, которая словно насекомые проникла во все щели и превратила бывший дворец в коммунальный муравейник. По книге был снят фильм, в котором много забавных цитат, вроде этой: «В этом доме когда-то жили эмиры, паши, министры и даже евреи».

Каир и раньше представлял собой конгломерат городов разного времени и разной культуры: античный и современный, коптский и мусульманский, сегодня традиция продолжается: старый город, запущенный и заброшенный, обрастает современными городами-спутниками: 6 Октября, Насер Сити, Вандерленд, Рехаб и Шерук.
То, что происходит с Каиром сегодня – это очень интересный градостроительный феномен, помноженный на местную специфику. Со времён фараонов в Египте мало что изменилось. Страна до сих пор представляет собой чётко структурированное классовое общество, как на древнеегипетских рельефах и фресках, когда фараон изображался самым большим и все подвластные ему граждане уменьшались по мере их важности. 

Каирцы, словно бедуины, кочуют с меcта на место – в Даун Тауне «корм» кончился, и они спешат осваивать новые территории! 
Эти новые города – частные инициативы местных коррумпированных олигархов, которые пользуются тем, что правительство не заботится о своих гражданах, и предлагают новые городские услуги – изолированный компаунд со шлагбаумом, куда нет доступа бедноте. Тут живут мои студенты из Американского Университета в Каире – самого престижного вуза в стране. Год обучения в нём стоит 120 000 египетских фунтов, а университетские рабочие получают ежемесячно только 400. Эти аппермидлл класс юноши и девушки смутно представляют страну, в которой живут. Хотя именно они будут решать её будущее в скором времени, так как их родители владеют основным капиталом, передвигаются в личных автомобилях с шофёрами между Университетом, который напоминает торговый центр и одновременно отель в Шарм Эль Шейхе, и такими вот компаундами.
Соответственно – жильё в центре дешевеет, и квартиры занимают художники, студенты и экстравагантные иностранцы, которые вроде Вашей покорной слуги, готовы слушать какофонию каирских улиц, бороться с пылью и тараканами, самостоятельно ремонтировать туалет и менять газовые баллоны, но быть поближе к этому сумасшедшему пульсирующему мегаполису, который НИКОГДА не спит.

 

Окончание статьи читайте в №1 (40), 2011

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"