Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№ 3 (34) сентябрь 2009
Человек в Сетях, или Конец эпохи массового потребления. Современное искусство: аттракцион по производству смыслов?

Тема номера

Сергей Переслегин

Субъекты будущего

Сергей Борисович Переслегин приехал в Новосибирск на международный инновационный форум «Интерра-2009», чтобы провести Форсайт-семинар. На семинаре обсуждалось будущее Новосибирской области. Будучи занятым подготовкой данного номера, я встретился с ним, чтобы поговорить о том, как на формирование будущего России может и должно повлиять развитие Интернета во всех возможных его формах. Однако разговор принял неожиданный для меня поворот . На взгляд Переслегина, развитие современных систем знания и связанных с ними современных систем коммуникаций, среди которых Интернет вовсе не занимает эксклюзивного положения, является настолько мощным фактором общественных изменений, что обсуждение будущего даже в среднесрочной перспективе обретает прямо-таки апокалиптический драматизм. В глобальных масштабах будет решаться вопрос о том, кто станет субъектом мирового развития в новой (информационной?) фазе. 


– Сергей Борисович, как развитие Интернета в широком смысле слова будет влиять на трансформацию российского общества в ближней перспективе? В качестве частной проблемы этого будущего можно выделить тенденцию к формированию того, что называется digital gap – «цифровое неравенство». В современном обществе в России уже сложилась особая группа людей – тех, чья жизнь полностью связана с реализацией возможностей, предоставляемых Интернетом. И в то же время, значительная часть населения страны оказывается вне новых возможностей, не пользуется этим ресурсами. Эти две крайние группы населения живут в разных социальных и культурных мирах.
 – Минутку, а что именно меняется, на ваш взгляд, с появлением Интернета? В чём именно его новизна? Он делает неактуальными традиционные информационные институты, такие, например, как библиотеки. Несомненно, есть мелкие антропологические эффекты. Люди, проводящие много времени в Сети, т.е. за компьютером, не умеют писать. Значит, у них не развиты некоторые зоны мозга, связанные с этой моторикой. Но при этом они умеют ловко обращаться с клавиатурой, с мышкой – значит, развиты другие зоны. 
Интернет в широком смысле слова, как вы его назвали, выделяет три категории людей. Большинство из них просто могут пользоваться Сетью, её ресурсами, использовать её в собственной деятельности. Иногда очень эффективно, иногда они решают минимизировать взаимодействие с сетью. Есть сообщества, связанные с Сетью настолько, что они немыслимы вне этого коммуникативного пространства, и вы были правы, оговорившись, что для понимания их жизни и динамики невозможно оставаться в масштабах России – это как минимум Русский мир. Который сам по себе является довольно старой идеей, редко обсуждаемою сейчас, потому он предполагает другой тип экстерриториальной государственности и управления ею.

– Остаётся третья группа: те, кто вообще не связан с Интернетом, о ком не говорят в программах национального развития. И это – значительная доля населения страны, которую заинтересованные в развитии авторы вообще не замечают и не обсуждают.
– Эта группа действительно не важна. Вы даже не можете оценить её размер. Сколько в России IP адресов? Официальные цифры могут быть очень сильно занижены, у нас страна пиратов, так что люди стремительно выходят в Интернет, некоторые там остаются. По поводу же тех, кто этого не просто не делает, но и делать не намерен, могу только сказать, что их участь меня не интересует. Нам незачем обсуждать их участие в программах развития, потому что они никакого отношения к этим программам иметь не могут. У них для этого нет необходимых возможностей. 
Конечно, такие возможности должны быть предоставлены всем! Российское правительство должны поставить перед собой три задачи. Во-первых, WiFi и ей подобные системы беспроводного доступа должны покрывать всю территорию страны. Это не такое уж фантастическое решение. Маленький Маврикий, который заведомо беднее Российской Федерации, хотя и по площади, конечно, меньше, эту проблему решил. Вы имеете доступ в сеть в любой его точке. То же должно быть в России – и я не только про населённую часть страны говорю, но как минимум во всех населённых пунктах. 
 Если у человека нет возможности платить за доступ, ему эту возможность должно предоставить государство. Бесплатный доступ будет низкого качества. Пусть даже сначала так будет, однако этот выход в Сеть должен быть у всех. И у этой проблемы есть удачные решения. Скажем, Киргизия, страна с очень сложной социальной структурой, с традиционными семьями, вернула детей в школы. Родители там зачастую предпочитают, чтобы ребёнок не проводил время в школе, а помогал бы семье, например, на рынке. И вот теперь тем, кто посещает школы, раздают сотовые телефоны, да ещё и оплачивают связь! Это, как видите, также оказалось возможным. В Африке проблема доступа тоже постепенно решается для всего населения, а с появлением стодолларовых нетбуков достижение этой цели становится вполне уже представимым. Итак, каждый должен иметь возможность пользоваться Сетью, и если человек не пользуется этой возможностью, не в силу каких-то особенностей своего актуального выбора, а от лени или от страха научиться чему-то новому, он настолько серьёзно выпадает из развития, вообще из современной жизни, что у нас даже нет оснований считать его живым. Если сами люди не хотят становиться субъектами собственной жизни… Я полагаю, что обучение этому может быть и насильственным.

 

Окончание статьи читайте в журнале 3 (34) 2009.

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"