Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

2 (33) июнь 2009
Дефицит профессионализма

Тема номера

Александр Артамонов

Время кое-какеров?

Как понимать?

У слова «профессионал» два значения. Первое из них относится к высокой оценке уровня умений. Профессионал. Профи – так уважительно называют тех, кто в совершенстве владеет своей профессией, достиг в ней высот (для водолазов – глубин) мастерства, кто способен показать высший класс в работе. Второе определяет, является ли данная деятельность для субъекта существенным источником доходов. «Он этим занимается профессионально» – так говорят о тех, кто может выполнить работу и взять за неё подобающее вознаграждение. Профессионала ценят не только за способность выполнить работу, но и за способность выполнить ее качественно, в срок, с предсказуемо положительным результатом и безошибочно. Откуда же они берутся?
Вплоть до конца XX века становление профессионала проходило от школьного ученичества через систему обучения и самообразования, практику. Стать мастером, профессионалом было почётно, но требовало долгого времени. И в целом ряде областей человеческой деятельности институты профессионального становления успешно действуют по сей день. Авиация, медицина, флот, атомная энергетика и другие отрасли, где цена ошибки чрезвычайно велика, остаются весьма консервативными по отношению к профессионализму. Поэтому достойные представители этих и других профессий сочетают в себе набранные годами знания, умения и навыки, ответственность за выполняемую работу. Но вместе с тем, понятие профессионализма непрерывно расширяется. Исследователь и географ Александр Левинтов отмечает, что в самое ближайшее время понятие «профессионал» будет разделено на значительное количество подтипов, в числе которых :

Мастер =освоивший знания и умения;
Дилетант – достигший мастерства собственными усилиями и талантами (до сих пор львиная доля инноваций, открытий, изобретений, прорывов в развитии принадлежит именно дилетантам, а не профессионалам, которые не только знают, что делать, но и еще лучше – чего делать нельзя, в отличие от дилетанта);
Авантюрист – также опирается на собственный талант, но еще и на удачу, поэтому достигает результата (успеха или неуспеха) с ходу. Авантюристы нужны там и тогда, когда неясно, чего делать нельзя и куда нельзя двигаться. Авантюристы – очень нужные человечеству анти-маяки.
Полипрофессионал – в настоящее время все более востребованная позиция, особенно при решении сложных задач и в полипрофессиональных исследованиях;
Мультипрофессионал – полипрофессионал, быстро осваивающий новые профессии подобно полиглоту, осваивающему новые языки просто за счет знания нескольких других;
Межпрофессионал – менеджер, умеющий налаживать межпрофессиональные коммуникации, не будучи профессионалом ни в одной из коммуницирующих профессий;
Надпрофессионал – профессионал в сфере формирования новых профессий или, по Й. Шумпетеру, «предприниматель в профессиональной сфере».

Образовательный аспект: проблемы

Проблема 1. Традиционные системы образования не готовы к обучению полипрофессионалов. Попытки вузов решить эту проблему совместными программами резко повышают нагрузку на студента.

И в технических, и в естественных, и в гуманитарных науках появились области междисциплинарного знания, требующие одновременного владения несколькими профессиями. В минуту, когда проектирование и производство новых моделей автомобилей перестало быть технической проблемой и перешло в технологическую (индустриальную) фазу, для конструктора ответ на вопрос о том, каким быть автомобилю будущего, не является первоочередным – разумные пределы достигнуты, и дальнейшее развитие идёт, как правило, в области ресурсосбережения. Важнейшим становится вопрос о том, каков будет состав и образ жизни той семьи, которая купит этот автомобиль. Куда и по каким делам на нём будут ездить? Где и как его будут мыть, ремонтировать и заправлять? Где и как будут утилизировать машину, когда она станет непригодной для езды? Через сколько времени после покупки этой машины покупатели захотят купить следующую? Это вопросы вполне гуманитарного свойства, и они становятся частью профессиограммы современного автоконструктора. Достижения нанотехнологий позволяют создавать роботов, способных перемещаться с током крови по мелким кровеносным сосудам. Достижения биологии позволяют определить, какой участок мозга за какую деятельность отвечает. Исследования в области биомеханики позволяют создавать искусственные системы, управляемые живым организмом – мухой, пчелой или тараканом . Учёный, способный продвигать науку в направлении этого горизонта познания, должен обладать знаниями даже не в двух, а сразу в нескольких областях . Историк, реконструирующий ход прошлых сражений, обязан профессионально разбираться в военной технике соответствующей эпохи и уметь читать документы на языках обеих сражающихся сторон, в противном случае он рискует попасть под воздействие мифов . Всё это – примеры полипрофессиональных компетенций, существовавших всегда, но осмысленных как явление только к началу XXI века.
Новое отношение к профессионализму никак не встроено в систему образования, отчего мы часто встречаем «узких специалистов», про которых блистательно сказал Козьма Прутков: «Узкий специалист подобен флюсу. Полнота его одностороння». Отечественные вузы приведены к одному шаблону, когда студент получает набор знаний в пределах одной профессии. Хотя университетское образование по принципу, исходящему из термина «Университет» (lat. Universitas – совокупность, общность) универсально и, в теории, выпускник университета может освоить любую профессию, связанную с изученными в университете науками. Со времен средневековой Европы эта возможность давалась университетами в виде двух ступеней образования – бакалавра и магистра. Бакалавр, освоив базовую программу университета, определял свою дальнейшую, как сейчас бы сказали, образовательную траекторию – в большую жизнь либо в науку, следующая стадия которой – магистратура. Магистр (от лат. Magister – наставник, учитель, руководитель) – академическая степень, позволяющая свободно работать как в науке, так и на практике. Деление высшего образования на степени бакалавра и магистра неслучайно выдержало проверку столетиями университетской жизни – оно позволяет отнести принятие решения по поводу своей профессиональной судьбы на как можно более поздний период, когда человек в состоянии сделать самостоятельный выбор, подкреплённый теоретическим и практическим опытом. В СССР и постсоветской России высшее образование было основой для подготовки кадров индустриальной плановой экономики и в этом смысле, с точки зрения государства, чем раньше школьник определится с выбором будущей профессии – тем лучше. Окончательно этот принцип закрепился в момент, когда СССР уже не существовал, созданием системы профильных школ и классов, где школьник должен был как можно раньше (как правило, с помощью родителей) дать ответ на вопрос – ты кто: гуманитарий или технарь. В профильной школе преподавание «ненужных» предметов предельно редуцировано, вследствие чего «математики» хуже знают историю, а «историки» – математику . После школы, попадая в систему высшего образования, сменить профиль за пять – пять с половиной лет подготовки в вузе по программе подготовки специалиста невозможно. Именно поэтому введение двухступенчатой, по европейской модели, системы подготовки (бакалавр – общее фундаментальное образование, магистр – специализация), теоретически более способствует подготовке полипрофессионалов. Но если из пятилетнего учебного плана специалиста путем простого деления сделать два – бакалавра и магистра, то эффекта не будет. Именно поэтому переход к двухступенчатой системе столь труден – требуется полное переосмысление и переработка образовательной программы.

В конце XX века произошла мало кем осмысленная революция на рынке труда: впервые в истории срок появления, становления и сворачивания профессии становится короче средней длительности профессиональной жизни человека (считая от окончания вуза или училища и до пенсии – 40 лет). Либо профессия практически исчезает совсем, как, например, профессия инженера по ремонту и обслуживанию электронно-вычислительных машин – в отличие от машин-монстров, занимающих сотни квадратных метров и требующих ежедневной, еженедельной, ежемесячной, полугодовой и годовой профилактики и частого ремонта, современные компьютеры состоят из компонентов, которые, как правило, практически не ломаются, а при поломке стоимость ремонта (и, прежде всего, оплата труда ремонтника) в разы превышает стоимость новой детали. Закончив в 1991 году институт, программа которого на 80% была ориентирована на большие, средние и малые ЭВМ, автор этой статьи с удивлением обнаружил, что уже через 3 года эта техника исчезла из обращения, кажется, ничего не осталось даже для музеев.

Проблема 2. Традиционные системы образования инерционны. Они не готовы к стремительной смене технологий, и особенно это сказывается в областях с высокой скоростью технологических изменений – вычислительной технике, телекоммуникациях, связи. Вследствие этого кризисные явления в области образования проявляются не сразу, а накапливаются с каждой новой волной выпускников. Для оценки масштабов влияния системы образования на общество приведем несколько таблиц, основанных на официальной статистике Росстата и динамику изменения их численности с 1990 года – года принятия Декларации независимости РФ.

Таблица 1. Число образовательных учреждений в РФ

Образовательные учреждения 1990г. 2006г.
Дошкольные образовательные учреждения (детские сады) 87900 46200
Дневные общеобразовательные учреждения (школы), тыс. 67500 59400
Учреждения начального профессионального образования (ПТУ) 4328 3207
Учреждения среднего профессионального образования (техникумы, колледжи) 2603 2847
Высшие учебные заведения 514 1090
Итого 162845
112744


Таблица 2. Численность учащихся и студентов образовательных учреждений в РФ

Люди 1990г. 2006 г.
Воспитанников детских садов, тыс. чел 9009 4713
Школьников, тыс. чел 20328 14362
Учащихся ПТУ, тыс. чел 1867 1413
Студентов техникумов, тыс. чел 2270 2514
Студентов вузов, тыс. чел 2825 7310
итого 36299
30312

Численность населения РФ, млн. чел. 147 142,8
В процентах от численности населения РФ 24,7% 21,2%

Таблица 3. Выпуск из школ, колледжей и вузов РФ

Выпуск из школ, тыс. чел 2266,9
Выпуск из техникумов и колледжей, тыс. чел 637 700
Выпуск из вузов, тыс. чел 401 976,9

Таким образом, в нашей стране 21,2% населения ходит в садик, учится в школе, колледже или вузе, а работают с ними 1,7 млн. учителей (2% от общего числа трудоспособных граждан РФ) , 135,6 тыс. преподавателей техникумов и более 300 тыс. преподавателей вузов . Доля населения, так или иначе вовлеченных в систему образования, означает, что влияние этой системы на развитие профессионализма колоссально. Именно поэтому в целом ряде стран (к их числу относится Финляндия, Сингапур и Южная Корея) созданы механизмы, поставляющие в системы образования лучших выпускников вузов – как правило, из первых 5-30% по рейтингу, обеспечивая их по приходе в школы ощутимым стартовым пакетом – жильем, высокой зарплатой . Эти черты характерны для всех стран с высоким уровнем образования и качества жизни. Напротив, при отсутствии таких систем в отрасли образования идет спад успеваемости и накапливается негативный эффект. Если выпуск за выпуском из российских школ и вузов выходят в жизнь абитуриенты и выпускники, ориентированные лишь на получение морально устаревшего стандарта, то через 15-16 лет, которые отсчитываются от времен распада СССР, Россия начинает массово получать некачественно подготовленных специалистов. Вторая волна этого кризиса не за горами. Она наступит в тот момент, когда достигнут пенсионного возраста воспитатели детских садов, школьные учителя и преподаватели вузов. Им на смену придет поколение кое-какеров, формально имеющее на руках все необходимые бумаги – дипломы, степени, справки и сертификаты, но не способное написать страницу текста без ошибок, сделать простейший расчет в электронной таблице и сказать/прочесть несколько фраз на иностранном языке, по которому, конечно же, стоит «отлично».

Проблема 3. Устройство отечественной системы управления образованием бюрократизировано и имеет наборы критериев, мало сообщающих о реальном качестве учебного процесса. Её совершенствование идёт в сторону ужесточения механизмов формального контроля. Подготовка решения о государственной аккредитации вуза (дающей право выдавать дипломы государственного образца и отсрочку от призыва в армию) уже сегодня в значительной степени является результатом машинной обработки рабочих учебных планов вуза в специализированном центре . Любая организационная или техническая ошибка может привести к утере статуса аккредитованного учебного заведения, а значит права выдачи дипломов государственного образца. Студенты-мужчины лишаются при этом отсрочки от службы и могут в середине учебного процесса отправиться в армию.
Еще сложнее обстоит дело с инновациями в образовании. Несмотря на продекларированный курс на инновационную экономику и инновационное образование, в конечном итоге все инновационные программы – как по содержанию, так и по форме обучения, должны быть приведены к требованиям действующего государственного образовательного стандарта и облечены в стандартные формы классно-урочной работы (лекции, семинары, практические и лабораторные занятия). Поэтому процесс разработки, сертификации и внедрения новой образовательной программы по новой специальности, для которой вообще нет государственного образовательного стандарта – дело не несбыточное, но требующее такого количества времени, за которое профессия, вполне возможно, успеет и умереть .

Проблема 4. Ухудшающийся статус профессий

К концу первого десятилетия XXI века в нашей стране налицо нелепый дисбаланс между ценностью целых блоков профессий, представители которых создают общественное благо, и системой оплаты труда в этих профессиях. Инженер, конструктор, врач, фельдшер, медицинская сестра, учитель, библиотекарь, музейщик, ученый – всем знакомый и, увы, далеко не полный список профессий, где оклад может быть сопоставим с суммой ежемесячной квартплаты. Особо трудно приходится тем, кто на старте своей профессиональной деятельности – система оплаты весьма чувствительна к выслуге лет, но в большинстве случаев равнодушна к таланту и стараниям молодёжи. Эти профессии не закрепляются официальной пропагандой и на шкале моральных ценностей . Их представители не упоминаются в официальных СМИ как лидеры мнений, а в новостных лентах мы читаем о них в основном в негативной коннотации (ошибки врачей, кражи из музеев, унылые библиотекари, ученые-«ботаники» ). И мы сетуем, что в эти профессиональные группы мы имеем слабый приток кадров, мотивированных интересом к профессии?
В рамках Приоритетных национальных проектов «Образование» и «Здоровье» была сделана попытка улучшить материальное положение врачей и учителей, но сделана она была так выборочно и топорно, что, кардинально не улучшив ситуации, повысила социальную напряжённость. В области культуры национальный проект не состоялся, приток профессионалов скуден, а полипрофессионалов и вовсе – десятки человек в год на всю страну.

Проблема 5. Рыночные методы и общественное благо

Девяностые годы в России принято характеризовать периодом перехода к рыночной экономике. И в ряде отраслей этот переход состоялся. Особенно он заметен по тому, как изменился ассортимент и цены на продукты питания и предметы потребления. Однако переход к ложно понятым рыночным ценностям с управленческой точки зрения (то есть в головах) оказался практически тотальным. Попытки измерить всё и вся с точки зрения экономической эффективности и утвердить эти методики в виде системы отчетных показателей приводит к потере долгосрочных приоритетов в государственном управлении, ведь бизнес работает короткими периодами и для него важно быстрое получение прибыли, а государство, обеспечивающее инфраструктуры – длинными, и ни один инфраструктурный проект не окупается так же быстро, как бизнес-проект. Ложное понимание сути бизнеса проявилось в том, что целью бизнеса принято считать извлечение прибыли. Между тем целый ряд экономистов указывает на то, что в бизнесе прибыль является отнюдь не целью, а индикатором нормальной работы (примерно так же, как в организме – дыхание). Что в условиях транснациональных корпораций, глобального разделения труда, масштабов производства многократно возрастают требования к ответственности бизнес-структур .
Нужно ли еще раз комментировать результаты квазирыночного подхода государства к институтам, производящим общественное благо – особый тип благ, который обществу в целом важнее, чем каждому его члену в отдельности? Органы здравоохранения не стали органами, обеспечивающими производство здоровья – они оказывают медицинские услуги населению. Музеи, библиотеки и архивы теперь не являются институтами общественной памяти – они оказывают культурные и информационные услуги населению. Равно как школа оказывает образовательные услуги. Услуго-ориентированная модель внедрена и в систему отчётности. И вот уже всерьёз музейщики начинают говорить, что они конкуренты друг другу, в то время, как уже давно были осмыслены рынки нового – постиндустриального типа – рынки внимания, рынки свободного времени, на которых конкурирует не музей с музеем, а музей с телевизором, дачей и магазином Икея. Работа на этих рынках требует системности и полипрофессионализма, а министерство и региональные власти требуют отчётность по количеству посетителей. Музей, библиотека и поликлиника должны работать на современном уровне, а система бюджетного финансирования и расходования средств на обязательной тендерной основе ориентирует их на приобретение всего самого дешёвого. «И никаких средств не жалко в борьбе за экономию средств». Системный подход к управлению территорией рассматривает культуру и ее ресурсы как магнит, притягивающий внимание туристов и как смыслообразующую функцию. А официальный рыночный подход – как вспомогательную сферу услуг, от которой можно в любой момент отказаться….


Таким образом, конец первого десятилетия XXI века Россия встречает с целым букетом кризисов:

– Кризис сырьевой экономики: в условиях трех-четырехкратного падения цен на сырую нефть (более 50% доходов государственного бюджета за 2007 год), снижения спроса на продукцию металлургии – высокий уровень безработицы (около 8% трудоспособных граждан); снижение платёжеспособного спроса на дорогие товары (падение продаж автомобилей и квартир); задержки выплат зарплат и первые выступления (вольфрамовый комбинат на Дальнем Востоке, цементный завод в Архангельской области);
– Кризис образования: падение результатов школьников в международном тесте PISA ;
– Демографический кризис: сокращение численности населения, сокращение численности граждан призывного возраста (внуки и правнуки «военного» поколения);
– Кризис управления: отсутствие механизма ротации элит, дискриминационный, основанный на системах показателей и санкций за их нарушение, принцип работы управленческого аппарата ;
– Кризис промышленности: значительный износ основных фондов заводов, отсутствие квалифицированных кадров там, где есть высокотехнологичное оборудование.

Ответ на кризис со стороны системы образования запаздывает, но проблема встраивания полипрофессиональных компетенций в систему образования должна быть обязательно решена. Ее основу составят многоступенчатые программы высшего образования, сочетающие фундаментальную подготовку в бакалавриате, возможность специализации в магистратуре и возможность «добора» нужных профессиональных компетенций по мере появления потребностей (learning on demand).
В заключение хотелось бы продемонстрировать результаты небольшого исследования, посвящённого анализу новой профессии – менеджера в сфере культуры. Задавая истинно полипрофессиональную рамку (а современный управленец, работающий с ресурсами культуры, должен быть хорошим гуманитарием и хорошим управленцем одновременно), в эту профессию через факультет управления социокультурными проектами Московской высшей школы социальных и экономических наук вошло более сотни человек. Нам удалось проанализировать, с какими базовыми профессиями они шли на факультет и, таким образом, составить полипрофессиональную карту. Для анализа были выбраны данные на 124 выпускников факультета с 2001 по 2007 годы включительно. Результаты таковы:

Представители 7 профессий составляют около 60% от всех выпускников факультета, что дает основания полагать их базовыми для профессиограммы менеджера культуры:

Профессия доля
учитель 11,3%
филолог 10,5%
историк 8,9%
менеджер 8,9%
культуролог 5,6%
лингвист 5,6%
искусствовед 4,8%
экономист 4,0%
Вторая группа профессий – представители которых в сумме составляют 12,9 % в общем числе выпускников. К ним относятся:

музыкант 3,2%
инженер-системотехник 2,4%
психолог 2,4%
социальная работа 2,4%
юрист 2,4%
Представители третьей группы дают ещё 14%, вклад каждой профессии – 1,6%. Это: дизайнер, инженер, информатик, коммерсант, композитор, методист, социолог, специалист по социально-культурной деятельности, хореограф.
Четвертая группа профессий представлена по принципу «мал золотник, да дорог»: в сумме они дают долю в 12,9%, вклад каждой – по 0,8%. Это библиограф, биолог, бухгалтер, врач, дирижер, культпросветработник, литературовед, маркетолог-экономист, математик, режиссер, специалист по туризму и сервису, управленец, физик, физиолог, философ, этномузыколог. Всего за 7 лет на факультете получили новую специальность представители 38 профессий. Но можно считать и по-другому: профессиональные компетенции сегодня сплавляются из знаний четырех десятков областей. И от того, насколько качественным будет этот сплав, зависит будущее нашей страны.

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"