Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№4 (23) декабрь 2006
Археология и политика – непридуманные факты. Как заставить деньги работать в культуре? Общественные фонды - социальная помощь или технология развития?

Программа "60 параллель"

Константин Груздев

Две точки света

Группа альпинистов из Сургута и Санкт-Петербурга, Константин Груздев, Виктория Груздева, Владимир Калашников, Иван Мошников в преддверии второго форума международного движения «60 параллель» 11 июня текущего года отправилась на Аляску с связать две точки света. Вернее - поставить точку в нереализованной ранее программе.

В 2001 году было создано международное движение «60 параллель» , призванное содействовать развитию культурных связей северных территорий. Стокгольм, Хельсинки, Санкт-Петербург, Петрозаводск, Магадан, Анкоридж и другие северные города поддержали хорошее дело. Оказалось, что и горы на этой параллели есть. Тогда же родилась идея параллельного, одновременного восхождения на высшие точки 60-й параллели – гору Народную, Приполярный Урал, и Мак-Кинли, Аляска. Гора Народная приняла первую группу восходителей в день России, 12 июня 2002 года. Моя группа осталась «за бортом» Аляски из-за недостаточности финансирования и направилась искать успокоения у тянь-шаньского семитысячника Хан-Тенгри.

Приполярный Урал мне все же довелось посетить с друзьями чуть позже, в сентябре 2003 года. В предгорьях была золотая осень, а на верху настоящая зима. Горы Урала предстали в своем лучшем виде!

И вот дошла очередь до главной горы севера Мак-Кинли (Денали).

Мероприятие стало возможным при личной поддержке Главы Сургута Александра Леонидовича Сидорова. Мы должны закончить проект 2002 года. Связать две точки света.

И злые холода,

Как изумруд, на нас плывут

Кругом громады льда.

Меж снежных трещин иногда

Угрюмый свет блеснет;

Ни человека, ни зверей,—

Повсюду только лед...

Александр БЛОК

На Аляску. Июнь 2006. Первый лагерь разбили ночью, в аэропорту Шереметьево за какими-то стендами.

На полу расстелены коврики, спальники, все как положено. Сотовые будильники установлены на 05.30. Наш относительный комфорт – предмет зависти мающейся вокзальной публики. Впереди трансатлантический перелет Москва – Франкфурт на Майне, Денвер – Анкоридж. Двадцать часов летного времени в одну сторону.

-----------------------------------------

Прошли сутки с момента вылета из Москвы. Мы сменили в пунктах пересадок третий самолет, словно лошадей в ямщицких ямах.

Утро. Под крылом Аляска. Гиперэнергичные попутчики, американцы, всю ночь активно пили свои любимые напитки в железных банках, затем строем ходили в заветную комнату, и… наконец-то, под утро утихли.

Внизу сплошные горы, горы, снега, снега.

С большой высоты горы выглядят как-то скучно. Все одинаковые.

Снижаемся.

Тусклое полярное солнце.

Серый океан, заливы. Острова.

Анкоридж. Температура воздуха 12 градусов. Получаем багаж, едем в город. Несмотря на то, что более двух суток кочевали по аэровокзалам и самолетам, остро и живо осматриваем все вокруг.

Аляска!

Наш отель, что-то среднее между студенческим общежитием и альпинистской перевалочной базой. Отправляемся прогуляться по Анкориджу.

В заливе Кука, на берегу которого расположился Анкоридж, пресная вода, принесенная ручьями с гор. Заросшие, заболоченные берега. Реального морского пейзажа в Анкоридже нет. Жаль. Хотелось вдохнуть морской стихии.

Идем дальше. Узкие улицы, компактная северная планировка. Как ни странно, мало автотранспорта. Анкоридж – типичный северный город. Степенный, размеренный. Всего несколько высотных зданий в центре. На всем лежит отпечаток простоты и самодостаточности.

Утром отправляемся в супермаркет за продуктами.

Весна здесь только-только начинается. Выходим на берег. Кружатся чайки, на воде оттягиваются упитанные дикие утки.

Полюбовались картинкой типичного американского быта. Аккуратные домики, коттеджи, отсутствие заборов, стриженые лужайки, флаги USA почти над каждым крыльцом.

В супермаркете набили продуктами две тележки, через продавца вызвали такси и отбыли в свои апартаменты. В такси тикает счетчик, переводя мили в центы.

В 16.00 загрузились в микроавтобус и поехали в поселок Талкитна. До него 110 миль.

Мили, фунты, фаренгейты, центы...

От Анкориджа до Талкитны нас сопровождает дождь. Из окон автобуса ничего не видно. Некоторое время заворожено следим за щетками на лобовом стекле. Дальше, без сожалений, спим всю дорогу.

Талкитна. Устроились в гостевом доме компании «Talkitna – Air - Taxi». Сходили в офис, зарегистрировались.

«А русские здесь есть?» - спросил Иван.

- Есть. Где-то тут.

Ага! Вот изящный маэстро, вяжет узлы и прямо здесь, на СУРОВОЙ земле, проводит учебные занятия с «чайниками» .

- Здравствуйте!

- Здравствуйте.

- О-о-о!

- О-о-о!

Так, вдали от Родины, встретились два петербуржца! Дмитрий Сидоров и Иван Мошников. Договорились - «Если что, увидимся в Анкоридже!»

------------------------------

На дверях гостевого дома «Talkitna – Air – Taxi»., надпись примерного содержания:

«Не оставляйте на улице продукты питания!

Медведь все съест!

На ночь закрывайте двери!»

На обратном пути был резервный день, и мы специально задержались в Талкитне. Посидели в альпинистском кафе «West Rib», побродили по окрестностям, по мелководным протокам реки Сеситны. Посетили музей альпинизма. В конце концов, прикипели сердцем к этому уголку. Хорошая деревня Талкитна!

--------------------------------------

Утром идем на регистрацию в офис национального парка «Денали».

Рейнджеры, офицеры национального парка - Боги Денали! Соответственно выглядят, и соответственно себя ведут. Строги, но великодушны.

В центре офиса, на камине, ледовый инструмент Артура Тестова. Знаменитого русского альпиниста, героя Аляски. Он первым в истории альпинизма совершил в 1999 году зимнее восхождение на Мак-Кинли. Температура достигала зимой до минус 60 градусов по Цельсию!

Получаем часовой инструктаж. Узнаем, где и какие опасности нас подстерегают на маршруте. Смотрим слайды, в том числе с обмороженным альпинистом. Нам дали гарантию оказания помощи в чрезвычайных ситуациях, а также пакеты под мусор. В итоге, рейнджер вручает нам пермит – разрешение на восхождение.

-------------------------------------------------

Сидим на аэродроме Талкитны час, два… Нам говорят, «В горах непогода, ждите…»

Ждем.

Ну почему аборигены съели Кука?

Здесь на Аляске прославились два Кука.

Первый Кук бороздил океаны, обменивался картами арктических широт с русскими мореплавателями. Его именем назван залив в Анкоридже. Затем он имел неосторожность заплыть на ужин к туземцам.

Второй Кук - покоритель северного полюса и Мак-Кинли. Судьба и коварные злопыхатели поставили его достижения под сомнения. «Он был первовосходителем!» - утверждает после июньского, 2006 года восхождения по пути первопроходцев Олег Банарь, известный российский альпинист, путешественник, бард. С ним я лично знаком по восхождению на Эльбрус в январе текущего года.

Ждем самолет. Иван расположился в центре площадки ожидания на стульчике-раскладушке и довольно быстро собрал вокруг себя американскую публику из числа средне-пожилых туристов-миллионеров, ожидающих вылета.

«Травит» им сказки про Россию, Сибирь.

Те в восторге!

И вот! Одномоторный моноплан подан.

Загружаем рюкзаки, продукты, снегоступы. Уселись. Надеваем на головы переговорные гарнитуры. Легкий мандраж все-таки присутствует.

Летим!

Все оказывается просто.

Окрашенный металлический штурвал.

Педали под ногами.

На лобовом стекле – кузнечики всмятку!

Внизу проплывают реки, озера, тайга. Впереди горы.

Погода в горах: летать нельзя, но если очень хочется – то можно!

Эшелоны облачности поперек.

Мы ищем в них дорогу.

Валимся на левое крыло, облетаем гору. Валимся на правое крыло. В щель двери самолетика дует бодрый ветерок! Долго ли коротко, летим уже 40 минут.

Вдали, на леднике Кахилтна черные точки – базовый лагерь, снежный аэродром. Цветные флажки определяют границы посадочной полосы.

Касание! Взревел мотор! Лихо разворачиваемся и тормозим у палатки рейнджера. Разгружаемся.

Ставим палатки.

И где?

На Аляске!

Чтобы убедить себя, что это все-таки Аляска, ищу в запасниках памяти какой-нибудь подкрепляющий материал. Но всплывает только один образ - с глобуса. Остренькая такая Аляска, напротив Чукотки. «Как на Иныльчеке» - думая вероятно о том же, говорит Доктор, Владимир Калашников.

Мы рядом с горой Хантер. Напротив – Форакер – гора монстр! Навис над ледником на три километра!

Форакер – звучит как ОН, хотя по-местному названию – это ОНА.

Султана.

Естественно, подруга Денали.

Есть легенда. Конечно трагическая.

Любовь. Окаменели. Оледенели и т д.

Роль Хантера в этой истории для меня неизвестна. Надо спросить Олега Банаря.

Вообще, вокруг мало вершин, у которых бы на макушке не стоял серак! ( глыба льда)

Это север.

Мак-Кинли пока не видим. В том направлении, где расположена гора, все затянуто облаками. От снежного аэродрома до штурмового лагеря 19 миль, что по-нашему более 30 километров.

Обнаруживаем в базовом лагере коллег из Киева!

Это хорошо! Будет хоть к кому сходить за солью и побалакать!

«А ну-ка быстренько рассчитались за газ!» - крикнул им вместо приветствия Ваня! «Ха-ха-ха!». «Хотите хлопцы анекдот про …..ко!? … «Ха-ха!»

Бурлаки

Запрягли утром себя в санки. Для нас это впервой. Началась коррида. Санки бьют сзади или уносятся в сторону! Через раз переворачиваются! Эх-ма! Еще и двигаться пришлось мимо украинцев! Те не упустили случая подсыпать в ситуацию перца. «Так вы що-о? Хлопцы? Пишлы на гору?»

Перед трещинами связываемся двойками, и на затяжном подъеме проблем с санками нет. До первого лагеря шли 6 часов.

Время еще не вечер.

Солнце пронзает все насквозь!

Не смотря на то, что постоянно в солнцезащитных очках, подожгли глаза.

В небе все жужжит. Доблестная малая авиация Аляски за 500 у.е. готова укатать любого. Вокруг проложены воздушные туристические маршруты.

Некоторые мои коллеги прячутся от солнца в палатках и… по неосторожности засыпают. Ведь мы еще не привыкли к новому суточному режиму, где все наоборот – день это ночь, а ночь это день. Вдобавок еще белые ночи.

Только Иван бодрствует и занят ремонтом топливной горелки. Предлагает разобрать мою горелку, чтобы методом сравнительного анализа выявить неисправность. Я предлагаю, используя богатые возможности выразительного русского языка, оставить хотя бы одну горелку в живых! Ваня, в очередной раз разбирает и собирает свою горелку, черными от сажи руками.

Ремкомплект раскинут по всей площади нашего лагеря.

«Я спать до местной ночи не буду!» - прикрикнул он на усыпляющую атмосферу.

«У них день - это то, что является годом».

Авеста.

Постепенно наш лагерь начинает пропитываться бензином. Я взял и потряс Ванину горелку. Нет характерного бряканья иглы! Вывернул жиклер – потряс горелкой на ладонь – нет иглы!

- Ваня, где игла?

- Не было!

- Как не было! Если утром горелка работала?

- Не было…

Так незаметно, в делах и хлопотах прошла вторая половина первого рабочего дня.

Бодрость духа.

Подъем в шесть утра проходит очень четко! Ха! Ведь по-нашему шесть вечера! Итак!

Морозное утро!

Чистое небо!

Упряжка альпинистов мчится по леднику!

Бодрость духа в красном секторе! ( зашкаливает)

Подозреваем, что часть бодрости вносит горняшка (горная болезнь, на первом этапе вводящая альпиниста в состояние эйфории).

Спускаемся в понижение, справа открывается массив Мак-Кинли!

Наконец то мы видим всю гору! Но до подножия еще далеко. Поэтому вид хоть и внушительный, но мелкий.

Набираем высоту. Санки уже послушно тащатся сзади. Подходим к сглаженным ветрами и временем остаткам снежного убежища.

Второй лагерь.

Зарываемся в снег метра на три! Иван шлифует лопаткой ступени. В этом месте, на леднике группы встают, кто где. Врассыпную. Широкий ледник.

Рядом гуляют облака.

Накрывают нас.

Ничего не видно.

Авиация Аляски не жужжит.

Полная тишина.

272.

На следующий день забираемся на 3300м.

Третий лагерь.

Справа висячий ледник, слева крутой снежно-ледовый склон с открытым бергшрундом. (предгорная трещина в леднике). Прямо над лагерем перемычка в гребне, в снегопады реально угрожающая сходом лавин. Среди этого перекрестия, есть площадка. На ней и располагаются палатки лагеря №3.

Тесно.

Выше безопасней. Но все открыто - сдует.

В снег закапываем вторую заброску. Первая - на аэродроме. Здесь оставляем все санки-ледянки, немного продуктов. Место заброски маркируем вешкой со стикером «SURGUT - 272». Наш пермит №272 ( термин – разрешение). Счастливый кстати номер.

На завтра планируем заброску в 4-й лагерь (4200м.) и возвращение на 3300. Акклиматизация.

Заброска.

С четвертого дня работаем выше основной облачности. Поверх видны только три вершины – Мак-Кинли (Денали), Форакер (Султана) и Хантер. Там, внизу, как бы своя жизнь, а у нас своя.

С заброской проходим одно из ключевых мест (по версии бывалых), так называемый Ветреный Угол.

С опаской заглядываем за угол. Вроде ничего. Ветра сегодня нет.

Прямо по курсу – полный хаос трещин и мостов.

Поэтому путь уходит от разломов влево, вверх, и траверсирует склон. В верхней точке отдыхаем. Справа и слева под нас ныряют огромные трещины. Неуютно. Уходим.

Заносим заброску в 4-й лагерь «Мак-Кинли-Сити».

Он расположен на большой ледовой площадке, прямо под центральным взлетом горы. Отсюда можно проследить путь подъема в штурмовой лагерь 5200м. Выделяется мощная палатка рейнджеров. В ней оборудован пункт оказания медицинской помощи. Есть связь с Талкитной. Здесь знают прогноз погоды.

Тропинки в снегу, словно на хуторе близ Диканьки, связывают расположенные вокруг 20-30 палаток.

Зарываем заброску.

Вниз!

На ночевку в третий лагерь.

Акклиматизация.

Мак-Кинли Сити.

На следующий день все свое несем с собой. Второе прохождение Ветреного угла. Опять все проходит нормально.

Позже, на спуске после восхождения, Ветреный Угол взял свое. Побил нас ветром, повалял в сугробах.

Идем тяжко. Накопилась усталость, да и высота уже существенная. Поселяемся на краю лагеря «Мак-Кинли – Сити». Наши соседи японцы. Их группа идет вверх чинить автоматическую метеостанцию, расположенную на высоте примерно 5800м.

Отлично!

Все идет по графику.

Завтра первый и заслуженный день отдыха.

А где украинцы? Внизу, на 3900м. Вероятно, завтра поднимутся.

День заслуженного отдыха.

День отдыха начинается с субботника!

Легкий каторжный труд на фирновых полях. ( уплотненный снег). Иван рапортует в видеокамеру:

1 - разрабатывается ровная поверхность,

2 - снежной пилой, взятой за двадцать у.е. напрокат, выпиливаются аккуратные, фирновые кирпичи,

3 - существующая стенка рихтуется лопатами (у нас их две),

4 - новые кирпичи укладываются сверху.

Результат субботника:

- Добыто более 500 килограммов фирна.

- Высота стены с юга – до 2-х метров.

- Внутри «двора» из фирновых плит сооружен «импортный» камин-холодильник.

Теперь внутри наша территория.

Вышел за пределы – Аляска, зашел внутрь - моё!

Курятся облака, сыплется мелкий снег. На север от нас – путь подъема на узкую седловину до 4900м. В кулуаре черные точки – альпинисты. Кто вверх, а кто вниз. Всё дышит и движется.

Вниз идут веселые альпинисты – сходили на гору. Есть кислые лица - за четыре-пять дней нахождения в верхнем лагере 5200, так и не совершили восхождение.

Из-за непогоды.

Так или иначе, по статистике, каждый второй на Мак-Кинли терпит поражение…

Выход на 5200м.

Груз заброски несут Иван и Доктор. Рано не стали выходить. Утром путь находится в тени, а температура ночью падает до –20 градусов по Цельсию. Пытались освоить местные фаренгейты – сдались.

Выходим на скальный гребень. Скалы вносят разнообразие после движения по ледникам. Есть пара коротких участков, где провешены перила. Проходим последние метры, переваливаем ледовый склон. И вот уже видны палатки штурмового лагеря.

Четыре часа работы. Мы у цели!

Первая связка уже ждет нас, чтобы отметить это событие парой глотков чая! Уходим вниз на уровень 4200 м. Спуск занимает 2 часа.

Утро. Второй день отдыха и акклиматизации перед восхождением. Дежурный по кухне скрипит за палатками снегом и побрякивает посудой в камине-холодильнике. Периодически по «Мак-Кинли Сити» ходят коробейники и предлагают «сбросить» продукты и топливо. Чтобы не тащить лишнего вниз.

С литр подаренного бензина мы влили прямо в горелку. На всякий пожарный. Все это время готовим на этом бензине.

Для верхнего лагеря у нас есть еще газ и две газовые горелки.

Серьезно подготовлены. Нет только дров! Шутка.

Изучаем опыт соседей.

У некоторых экспедиций в составе снаряжения есть легкие зонтичные тенты. Выкапывается кают-яма со столом-столбом по центру, в стол втыкается стойка, поддерживающая зонтик - «тюбетейку». Получается бунгало типа «Шапито».

Солнца до обеда много, и все снаряжение, обувь и вкладыши, разложено на просушку. Идем с Иваном к рейнджерской палатке, узнать про погоду.

Прочитав прогноз на три дня, замерли…

- На дни нашего восхождения, нам обещают целых два дня отличной погоды!

К нам на помощь мчится фронт высокого давления!

-------------------------------------------------------------

Все было хорошо, пока мы не вылезли на следующий день, на скальный гребень на 5000м. Нас зажали два фронта! В реальности это выглядело так. Мы идем по скальному гребню. А прямо через нас, фронты передувают тонны снега! Эффект аэродинамической трубы. И как-то так получилось, будто мы одни в этот день выдвинулись наверх. Скорее всего, часть альпинистов из других групппросто повернула назад. А у нас заднего хода нет! Идем, голову набок, пока терпимо…

О Север! Чертог ледяных ветров,

Твердыня для тех, кто тверд!

Вернется достойный твоих даров,

Чей посох в пути истерт…

А.Блок

Свободных обустроенных стоянок на 5200 не оказалось. Ставимся почти на открытом месте. По-прежнему сильнейшая метель. Себя я видеть не мог, но обратил внимание на Доктора.

Его лицо залепило микстом из снега и льда. Вылитый дед Санта Мороз!

Суров, чертовски деловит!

Я притулил свою палатку к чужому снежному забору боковой стороной. Вторую сторону завалил по юбке снежными кирпичами. Прикинул… и завалил еще и один из двух тамбуров. Полу-Иглу получилась.

Забираемся внутрь. Желания и сил зажечь горелку и что-нибудь приготовить, уже нет.

Ветер пытается рвать палатку. А ухватиться то ему особо не за что!

Наш Доктор, на то и Доктор с большой буквы! Принес термос чая!

Чувствуется высота. Недостаток кислорода. Приступ горной болезни.

В урывках между сном поглядываю на боковую стенку, слежу, до коих пор нас засыпает.

Нет худа без добра! Сильный ветер. Он бросит на палатку лопату снега и тут же выдувает его дальше! Аэродинамическая труба.

Разведка боем.

«Выходи строиться!» - шумит снаружи Иван. «Собираемся на выход! На акклиматизацию!»

Погода налаживается.

Связались, надели кошки, и налегке двинули в сторону перевала Денали. Подъем занял два с половиной часа.

Снежно-ледовый склон проходится косым траверсом, с одновременной страховкой через снежные якоря. Говорят, в прошлом году на этом участке сорвались и погибли два альпиниста.

Заглянули за перевал, просмотрели, насколько это возможно, дальнейший путь подъема. Дует! Начали спуск на 5200м.

От процедуры подъема-спуска горняшка отпустила. И погода разведрилась. Расположившись кружком на снежной «полянке», готовим обед, ведем оптимистический художественный разговор.

К нам заглядывает на «огонек» маститый польский альпинист с мешком в руках. Он уже сходил на гору.

«Вы все время будете удивляться! За поворотом будет возникать новый поворот! Расстояния реально больше, чем кажутся отсюда. Будьте готовы. Кроме того, перед самой вершиной вас будет ждать сюрприз!»

Он «подарил» нам мешок продуктов, и был таков!

ВЕРШИНА.

Позади перевал Денали, идем связкой вдоль скального гребня. Подчиняясь масштабам и высоте, движемся размеренно. Слева впервые открывается северная вершина Мак-Кинли. Ветер выбрасывает с юга обрывки облаков, которые тут же закручивает обратно холодный фронт. Слева видно все до горизонта, справа ничего. Проходим очередной взлет и выходим на «футбольное поле». Здесь уже хороший мороз. И не очень то хочется останавливаться.

Кто-то оставляет посредине поля рюкзаки.

Пора бы увидеть вершину!

А ее все нет!

Поднимаемся на седловину.

Перед нами кривой, снежно-ледовый гребень с карнизами. Он уходит прямо и…теряется в облаке, которое все-таки вылезло с юго-востока, и полностью, по линии гребня, закрыло вершину.

«Падаем» на седловине, устраиваем перекус.

Наблюдаем. Может, раздует?

Но облако лишь слегка перекатывается через гребень, то, показывая, то, скрывая дальнейший путь.

Встаем, идем по гребню, балансируя, словно на канате. Моментами, впереди просто ничего не видно.

Останавливаемся.

Идем дальше…

Иван уже находился на вершине,

Виктория, остановилась, наблюдая и пытаясь понять поведение Ивана:

«Что? Все? Ура?»

Доктор покачивался в районе карниза, вовсю работал альпинистской техникой.

А ваш покорный слуга, в тумане, еще в полном неведении, с видеокамерой на перевес, всего в каких-то 30 метрах от вершины, был еще в той, нашей экспедиции, которая все еще идет и идет на Мак-Кинли!

Вот так, за веревочку, мы и втянули друг друга на туманную и от этого таинственную вершину.

«Ровно четыре года шли мы к этой цели!» - восклицает Доктор.

Стоим своей малой да удалой группой, ничегошеньки не видим вокруг далее трех метров.

Разворачиваем флаг Сургута!

Ура! Ура! Ура!

Разворачиваем флаги партнеров экспедиции!

Ура!

Мы на высшей точке континента Северная Америка, высшей точке США.

Приполярном пике Мак-Кинли (Денали) – 6194 метра над уровнем моря!

Прохожу прямо, и чуть ниже фирнового надува, вижу знаки вершины. Из-под снега выглядывает металлическая капсула с оранжевой пробкой с торца. Рядом деревянный, православный крест, аккуратно привязанный к снежному якорю!

До нас здесь была русская экспедиция Олега Банаря.

Друзья тянут меня за веревку вниз - «Ну, чего ты там!»

«Сейчас!»

Все!

Мы связали две точки света 60-й параллели!

Домой!

Благодарность и признательность за оказанную помощь и поддержку:

Главе города Сургута Сидорову А.Л.\ Президенту движения «60 ПАРАЛЛЕЛЬ» Я.С. Черняку \ Страховому обществу «Сургутнефтегаз» \ ОАО «Сургуттел» \ Коммерческому банку «Сургутнефтегазбанк» \ газете «Сургутская трибуна» \ Телекомпании «СургутИнформТВ» \ Авиакомпании «KOLAVIA» \Магазину «Триал-Спорт-Сургут»

Дмитрию Сидорову, г. Анкоридж.

Анатолию Ивановичу Мошникову, г. Санкт-Петербург

Константин Груздев,

руководитель проекта,

специально для журнала «60 ПАРАЛЛЕЛЬ»

Фото автора. Сургут. 2006г.

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"