Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№3 (22) сентябрь 2006
Город на трех основаниях: креативность, коммуникация, компетенции

Николай Прянишников

Оксюморон устойчивого развития

Развитие – это свобода, дарующая возможности,

и в то же время вызов, на который придется ответить,

в меру принятой на себя ответственности за своё,

а теперь всё чаще – и за общее будущее.

Эта статья о творчестве, для которого наличие правил, рамок и ограничений – чрезвычайно значимо. Одно правило, которому я теперь следую, – обязательность эпиграфа. Следовать ему трудно: приходится подолгу просматривать книги, статьи, сайты… В один прекрасный день я понял: лучше их выдумывать самому. Так я на своем примере убедился в продуктивности творчества. Когда творишь сам – экономишь время. Эпиграф к статье её квинтэссенция: развитие невозможно без творчества, а творчество нуждается в характеристиках, весьма дефицитных в нашем обществе, – свободе и ответственности.

В последние годы я всё больше занимаюсь местным самоуправлением и стратегическим планированием развития городов. Более других направлений меня привлекает культурная составляющая, т.е. каким образом объекты культуры или проекты, создаваемые в этой сфере, преобразуют городскую ситуацию, меняют жизнь местного сообщества. Поэтому в первой статье мы поговорим о том, что такое устойчивое развитие, а во второй, как можно с помощью серии удачных проектов оказать на этот процесс существенное влияние, привлечь к нему внимание и дополнительные инвестиции.

Тема творчества возникла не случайно. Этому способствовали исследования и публикации, появившиеся в последнее время благодаря усилиям Института культурной политики (ИКП). Связь развития и творчества на разнообразном зарубежном проектном опыте достаточно подробно описана в книгах Чарльза Лэндри[1] и Ричарда Флориды[2]. Но и у нас, в России, тоже сделано предостаточно, чтобы изменить положение в городах, музеях и в местном сообществе.

Есть смысл рассматривать творчество в качестве особого национального конкурентного преимущества, способного обеспечить особую технологию – технологию устойчивого развития.

На семинаре в Обнинске группа из сельского района Краснодарского края заявила: «Нам не нужно развитие, мы хотели бы просто хорошо жить». Так думают много чиновников и простых людей, хотя эта позиция проигрышна, и запускает процесс деградации.

Стратегия устойчивого развития основана на разумном удовлетворении потребности граждан и в этом отношении противостоит неконтролируемому процессу деградации, утрате сообществом жизненных смыслов и опустошению поселением своих ресурсных запасов.

На самом деле большое число наших городов не столько развивается, сколько деградирует. Есть моногорода, где добывали уголь, но он закончился, где делали сельхозтехнику, но она оказалась неконкурентоспособной, была военная промышленность, но на нее не стало заказов. В таких городах необходимо заново придумать идею занятости, определить новую миссию. Всё это творческие задачи, и решать их можно только там, где происходит наращивание творческого потенциала Места. Зачем нужно большое скопление людей, если там нет искры Божьей – творчества, без которого не может быть эффективной деятельности, а значит, и продуктов, соответствующих мировому уровню?

Значит, кризис – есть первая причина необходимости творчества в городском развитии.

Определение

Мы живем в мире, темп жизни в котором всё убыстряется[3]. Мир, невзирая на наше отношение к нему, становится всё более глобальным. Это значит, что он проницаем для информационных, торговых, финансовых, технологических влияний. Такая сообщительность способствует развитию стран и их объединений, но в то же время приводит к значительной уязвимости при распространении негативных явлений (эпидемий, экстремизма, тоталитарных идей, заблуждений). Вынужденные меняться с большей скоростью, люди и корпорации, города и страны начинают искать стабильность, проводить исследования и прогнозировать контуры постоянно меняющейся ситуации.

Классическое определение, принятое мировым сообществом, гласит: «устойчивое развитие это такое развитие, при котором потребности ныне живущего поколения удовлетворяются в форме и объеме, не ставящих под угрозу возможности будущих поколений удовлетворить их собственные потребности».

Такое сложно-противоречивое единство «изменчивой стабильности» и получило в литературе название «устойчивого развития», за которым стоит намерение человека сохранять управляемость ускользающей реальностью, происходящей лавиной перемен. Представления об устойчивом развитии сложились из сопоставления деятельности живущего поколения с перспективами последующей жизни потомков. С английского языка понятие «устойчивого развития» – Sustainable Development – можно также перевести, как развитие, поддерживающее жизнь, основанное на приоритете витальных ценностей, опирающееся на эти ценности, а значит, и на сферу, где эти ценности культивируются – сферу культуры. В этом состоит второе основание потребности в творчестве.

Очень важно, что идея устойчивого развития легко понимается и поддерживается людьми, а это существенно для налаживания диалога внутри местного сообщества. Когда мы выдвигаем идею устойчивого развития, то мы это делаем не просто так, – мы собираемся управлять этим процессом с помощью специальных технологий. Таких технологий не так много, некоторые из них мы рассмотрим сегодня – это культурные индустрии и культурные составляющие местного развития.

Откуда возникла идея устойчивости?

Некоторые мои коллеги-архитекторы работают в Германии, - делают бумажные макеты так, как этому учили в нашей архитектурной школе, в то время как их зарубежные коллеги осваивали компьютерные методы проектирования. В этом отношении мы, как и в классическом балете, конкурентоспособны лишь в ретро технологиях.

После открытия железного занавеса, разрушения Советского Союза, где о нас всех «заботились» партия и правительство, мы как-то незаметно вышли в открытый мир, и, значит, стали подвержены множественным влияниям, воздействиям и тенденциям. Понятно, что многие страны, давно живущие в условиях открытости, пока нас «переигрывают».

Однако в некоторых творческих сферах мы чувствуем себя на высоте. Наши творцы – художники и архитекторы, рекламисты и модельеры, программисты и инженеры-конструкторы – оказались нужными и в Европе, и в Америке.

Глобализация говорит нам, что местные культура и социум уязвимы, потому что в наши города приходят отлаженные и очень мощные технологии, – быстрого питания, конкурсов красоты, написания детективов, съемок сериалов.

Яркий пример глобализации был зафиксирован в экспедиции по Югре, где мы искали примеры национальной культуры ханты и манси. В национальном поселении юрты Когончиных обнаруженный нами молодой человек смотрел по телевизору французский сериал «Королева Марго».

Возникло такое понятие, как макдоналдизация[4] (то есть, быстрое изготовление продуктов питания + быстрое обслуживание), с которым не могут конкурировать традиционные организации общественного питания.

Смотрите, на наш архитектурно-проектный рынок уже выходят английские, голландские и американские архитекторы. Вот Норман Фостер собирается строить в Москве, в деловом центре Сити, башню «Россия». До этого с данной задачей мы справлялись сами, – так Николай Васильевич Никитин в своё время построил башню в Останкино, которую хотели скопировать японцы. В Сургуте идет строительство торгово-развлекательного центра по проекту голландского архитектора Эрика Ван Эгераата – главы Erick van Egeraat Associated Architects (EEA)[5].

Даже в небольшой деревушке Калужской области Никола Ленивец в Архитектурном Форуме приняли участие голландские архитекторы из Powerhouse Company (Нидерланды) с проектом «Парящего микрорайона – пикника пятиэтажек», выполненного из вполне прозаических деревянных конструкций и простыней (см. фото втсавка ФОТО).

Совмещение стабильности и развития необходимо в ситуации роста неопределенности и рисков, когда все внешние влияния настолько мощны, что мы с ними сами справиться не можем. Некоторые эксперты используют здесь метафору ледохода (болота, балансирования на плотах), когда мы ищем хоть какую-то точку опоры. Здесь уместно привести философское суждение Альфреда Уайтхеда из книги «Приключения идей»: «Дело будущего – быть опасным. Главными достижениями цивилизации были процессы крушения тех обществ, в которых они протекали». Мы с вами предупреждены об опасности Будущего, знаем о том, что технику, например, самолеты (легковую машину, игрушку) можно использовать нетрадиционно, а потому нам надо придумывать более крепкие и безопасные конструкции для нашего будущего.

Наличие опасности – это не всегда плохо, есть любители «экстрима», которых опасность только веселит, бодрит и мобилизует. Ценителей такого способа проведения досуга становится всё больше. Значит, тем самым тренируются навыки, которые, возможно, потребуются в ближайшем будущем.

При глобализации мы действительно входим в открытый рынок, где происходит обмен технологиями, товарами, услугами и умениями. Однако не следует думать, что глобализация – это распределение «всем сестрам по серьгам». В ней выигрывает тот, кто обладает большим творческим потенциалом и умеет предвидеть дальше и глубже, различать более сложные зависимости.

Так возникает третья потребность в творчестве и умении предвидеть будущее, третье основание необходимости творчества. Не привлекая свои творческие способности, мы, скорее всего, останемся в странах третьего эшелона, обеспечивающих ресурсами и физической силой тех, кто имеет больший творческий потенциал.

Повторюсь, мне кажется, креативность – это наше недооцененное конкурентное преимущество. Ловкость и изворотливость, умение сделать что-то из ничего свойственно нам, и, прежде всего, российским женщинам. Эта особенность проявляется в критических ситуациях, которых так много было в нашей истории. А значит, умение преодолевать критические точки тоже наше конкурентное преимущество. Кризис – это основание для мобилизации резервов и для пробуждения скрытых, спящих до поры до времени (как Илья Муромец) творческих сил. Хотя и в этой активности следует проявлять осторожность, ­– длительное существование в мобилизационном режиме истощает человека.

Мы видим: достижения современности и глобализации неоспоримы, однако их благодеяния – не бесспорны. Действительно, современные технологии, включая технологии культурных индустрий, порождают какие-то неожиданные последствия, нарушают существовавшее в природе и обществе весьма тонкое равновесие.

Еще чуть-чуть и человек уже подрубит «сук» цивилизации, на котором он так ловко устроился. Отсюда и рождается необходимость не в простом развитии, а в особом его типе, – устойчивом, т.е., используя литературный термин, в оксюмороне – совмещении двух противоположных начал. В России совмещение противоположностей является, если так можно выразиться, профессиональным видом спорта. В своей повседневной деятельности мы только и делаем, что пытаемся сочетать разное. Поэтому сочетание «устойчивости и неизменности», с одной стороны, с одновременным «инициированием перемен и внедрением новшеств» с другой, – это и есть российский путь устойчивого развития.

Иллюстрацией идеи «устойчивого развития» может служить беседа, которая состоялась у нас с С.В. Гнедовским и губернатором ХМАО А.В. Филиппенко. Дело было еще 1993 году. Тогда мы работали над темой сохранения историко-культурного наследия Округа. Губернатор высказал мысль, что мы должны не только нефть качать, но и думать о судьбе будущих поколений. Предполагалось создание Фонда для части «нефтяных» денег.[6]

Творец (или креатор) не боится соревнования, он соревнуется со всеми, с самим собой и даже с Богом. В советское атеистическое время мы довольно далеко отошли от Бога. Но в каждом из нас есть божественное начало, и поэтому, когда человек обращается к творчеству, он становится творцом своей собственной жизни, своего окружения. Однако надо понимать, что ресурсом для творца выступает хаос («Когда б вы знали, из какого сора», Анна Ахматова). Хаотичность общества означает свободу человека. Нам очень важно искать эту свободу. Но и возможность изменять структуры и институции, в которых люди проводят свою жизнь, т.е. мы должны все время пестовать свою неудовлетворенность существующим положением, не быть довольными собой или тем, что у нас есть.

Часто мы так много сил уделяем повседневной рутинной работе, что на серьезные структурные перемены уже не остается ни сил, ни времени, ни ресурсов, ни согласия начальства.

Честно говоря, у меня большие претензии к сфере культуры, которая у нас в стране не выполняет своего предназначения. Она абсолютно не помогает нашему обществу изменять траекторию направления развития, а человеку находить опору для внутреннего роста. Наша культура тяготеет к банальному перепеву прошлого, псевдофольклорным формам деятельности и сценическим воплощениям. Культура абсолютно не понимает, что нашего человека надо оспособить, дать ему инструменты, помогающие вписываться в глобальный мир, узнать, как стать конкурентоспособным на открытой мировой арене.

У нас столько нерешенных проблем, требующих серьёзного ответственного отношения и структурных изменений. Принятие стратегических решений тормозят не только неповоротливая машина управления, но и существующая официальная культура. Мне нравится мысль, сформулированная еще Питиримом Сорокиным после революции 1917-го года: иногда культуры бывает слишком много, то есть на культурных рынках случается кризис перепроизводства. Музей, куда давно никто не заглядывает, спектакль, на который приходят только родственники и знакомые актеров, сувенирный «китч», которыми заполонены киоски, – всё это примеры культурного перепроизводства. Подлинное творчество, в силу своей уникальности, трудности – здесь служит барьером.

Требования к устойчивому развитию

Устойчивым развитие требует более широкого понимания того, что происходит в мире, поскольку оно должно соответствовать определенным социальным, экономическим и экологическим требованиям. Вкратце социальные требования обуславливают необходимость реализации программ борьбы с нищетой, безработицей, регулирование роста населения, заботу о здоровье человека. Здесь не обойтись без социологов и социальных «изобретений», выделяющих всё новые группы людей, нуждающихся в помощи общества а значит, «выпадающих» из естественной составляющей развития (подробнее мы поговорим об этом во второй нашей статье). В экономике – изменения потребительского отношения к жизни, формирования рационально-экономного отношения к расходам, освоение новейших технологий, в том числе экономики знаний и экономики впечатлений. Экологические критерии стимулируют сохранение окружающей среды, ограничение вредных воздействий промышленности и рациональное использование природных ресурсов. Кроме того, устойчивое развитие – это комплекс мер, способствующих модернизации стран третьего мира, регионов, территорий и населенных пунктов.

Усиление конкуренции за ресурсы

Постепенно стало ясно: ресурсов мало и их становится еще меньше, если мы не станем более изобретательными. Бюджет сокращается, и уменьшается возможность получить внебюджетную поддержку. Все сложнее добиться гранта или пожертвования. Предприниматели создали свои некоммерческие структуры, а те уже определили круг своих излюбленных организаций. Фонды определяют свои стратегии благотворительности, выбирая либо поддержку театра в Самаре, либо Эрмитажа в Петербурге, либо футбола в Англии. Мы должны признать, что многие деньги уже «пристроены». А это означает, что наш продукт, чтобы получить финансирование, должен обладать уникальными свойствами, он должен привлечь внимание и открыть какие то новые перспективы.

Еще хуже с кадрами: персонал учреждений культуры стареет, молодые и активные устремляются в более перспективные области. А значит, требуются определенные стратегии культурного воспроизводства.

Управление социальной сферой и культурой не успевает за лавиной возникающих проблем и новшеств, не справляется с ситуацией «опустынивания» ресурсов. Если управление будет осуществляться традиционными, уже освоенными методами, то тогда кризис сферы просто неизбежен. Отсюда вытекает необходимость постоянного интерактивного обучения управленцев, в котором доля обучения конкретным знаниям (законам, правилам) падает, а творческая составляющая растет.

 


[1] Лэндри Ч., Креативный город. Пер. с англ. – М., Издательский дом «Классика-XXI», 2005 г., – 399 с.

[2] Флорида Р., Креативный класс: люди, которые меняют будущее. Пер. с англ. – М., Издательский дом «Классика-XXI», 2005 г., -421 с.

[3] Еще Питирим Сорокин назвал эту тенденцию прогрессирующей быстротой социальной эволюции, см. Сорокин П., Преступление и кара, подвиг и награда, СПб, Изд-во РХГИ, 1999. – С. 265.

[4] От имени фирмы «Макдональдс». Под макдональдизацией понимается предельная унификация стиля жизни, символов жизни и транснациональных форм поведения см. подробнее Бек Ул., Что такое глобализация. Пер. с нем. – М., Прогресс-традиция, 2001. – С.81.

[5] «60 параллель» писала об этом проекте, см. статью «Сибирская Вершина Эрика ван Эгераата» в № 4, 2005г.

[6] За это время в округе эта идея была реализована: созданы Картинная галерея, Центр одаренных детей и другие проекты, которые работают на Будущее.

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"