Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№1 (20) март 2006
ГЕРОЙ? НАШЕГО? ВРЕМЕНИ?

Мастер-класс

Ефим Резван

Наши сокровища

Ефим Анатольевич, вы известный востоковед, стали не только частым гостем, но и, пожалуй, другом и научным наставником колледжа русской культуры им. Знаменского в Сургуте, учреждения занятого изучением славянских культур. Что привлекает Вас здесь, в Сибири?

В первую очередь, люди и их идеи, их страстная вера в свое дело. Я благодарен Екатерине Владимировне Лоншаковой за приглашение к участию в проекте «Славянский ход», который мне кажется духовным средоточием фантастического педагогического эксперимента, который долгие годы с успехом идет в Колледже русской культуры им. А.С. Знаменского. Здесь не просто вкладывают знания, здесь учат чувствовать и жить, любить родной край и свою страну, понимать и чтить традиции своей земли и своей культуры.

Что за последнее время пребывания в Сибири произвело на Вас наиболее яркое впечатление помимо знакомства с людьми?

Знакомство с творчеством художника Геннадия Райшева. На мой взгляд, это культурное явление значительного масштаба. Я могу себе представить, какой фурор произвели бы его полотна, оказавшись на выставке, скажем, в Париже. Меня удивляет, что региональные музеи, имея в своих собраниях его полотна, относятся к этому настолько равнодушно, можно сказать непредприимчиво. Ведь все дело в том, как представить зрителю тот или иной «изобразительный ряд», говоря казенным языком. Я убежден, что успех или неуспех многих выставок зависит не только от менеджмента или яркости выставляемых коллекций, но и от языка экспозиционера: насколько экспозиция богата метафорами и культурологическими аллюзиями, насколько она нарративна и в то же время способна будить воображение посетителя, насколько она использует современные технические средства; насколько свободно она позволяет трактовать предлагаемый культурный текст.

Вы знаете, в качестве примера могу рассказать о выставке, которую мы сейчас готовим к открытию в Кунсткамере. Она будет называться «ГРЕЗЫ О ВОСТОКЕ. Русский авангард и шелка Бухары». На выставке будут представлены две коллекции: одна из них коллекция восточных шелков из фондов нашего музея, другая – коллекция неизвестных до сей поры полотен знаменитых художников русского авангарда из Нукуса (Каракалпакия). Немного предыстории – о происхождении самих коллекций.

Восток всегда манил и завораживал европейцев. Возвращаясь из многолетних странствий, путешественники, отправлявшиеся на Восток за пряностями или драгоценными камнями, вспоминали не только песчаные бури, нестерпимо палящее солнце и набеги кочевников, но и удивительную в своей изощренности культуру повседневной жизни. Дома начинались восторженные рассказы о невероятных богатствах и изысканной роскоши, о восточных яствах и чернооких красавицах, о природном разноцветье и музыкальной традиции, столь же необычной для европейца, как и все на Востоке. В Европе передавались легенды о восточном искусстве составления любовных ароматов для умащения волос, одежды, спален. Ароматы менялись от сезона к сезону вслед за изменением влажности. Путешественники с восхищением рассказывали об удивительных парках, где стояли устланные коврами мраморные павильоны, журчали фонтаны, а цветы подбирались и высаживались таким образом, что в одних местах тончайшие цветочные ароматы были сильны в утреннее, дневное, а в других – в вечернее и ночное время, при свете луны. Причудливые ароматы, музыка, поэзия, изысканная женская красота, тончайшие кушанья и напитки создавали иллюзию райского сада.

Среди самых драгоценных даров Востока Европе были и яркие тончайшие ткани. Ориентальные шелка, как и ювелирные украшения, и восточные миниатюры, дарили европейцам отзвуки и ароматы неведомого мира, его музыки, поэзии, танца. Причудливые ткани, готовые обвить стан обольстительных красавиц, казалось, рассказывают истории любви. Это вечная как мир череда счастливых встреч, ярких и многоцветных, и истории неизбежных разлук, исполненных цветами ожидания и печали. Дошедшие до нас цвета, их особые мелодии, ритмы и созвучия сохранили образ этой любви.

Нередко целые города Востока специализировались на выработке тканей определенных сортов и расцветок. Бархаты, шелковые, полушелковые, тончайшие льняные и хлопковые ткани несли на себе прихотливые орнаменты, история которых уходила вглубь веков. Ткани способны рассказать о великих переселениях народов, их общении, философии, традициях, эстетических идеалах. Они несут знаки и символы тысячелетней мудрости. Собрание центрально-азиатской одежды и тканей Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) РАН (МАЭ РАН) по своему объему и значению является одним из важнейших не только в России, но и в мире. Коллекция содержит образцы текстиля, комплексы праздничной и будничной одежды и украшений. Особо привлекательны здесь обрядовые и детские костюмы. Важнейшую часть собрания составляют парадные подношения русским царям от бухарских эмиров и хивинских ханов: только знаменитая коллекция бархатных и шелковых икатов содержит свыше полутысячи образцов. Эти коллекции представляют бесценный материал для сравнительного изучения традиционного костюма Средней Азии и сегодня открыты для специалистов всего мира.

На выставке будут представлены лучшие образцы тканей и одежды этого знаменитого собрания, экспонаты которого не раз выставлялись в России и за ее рубежами.

В конце XIX в. ткани из Туркестана попали в Европу. Здесь магия их цветов и ритмы орнаментов оказали огромное влияние на становление европейского авангарда. Это влияние было особенно сильно в России.

Какова история неизвестного русского авангарда, который будет представлен на выставке вместе с бухарскими шелками?

Волею судеб вторая по значению коллекция русского авангарда сегодня хранится в нукусском Государственном музее искусств им. Игоря Савицкого. Собрание произведений музея было основано Игорем Савицким – оригинальным художником и самобытным человеком, который с риском судебного преследования и заточения в тюрьму привез в этот удаленный уголок тысячи работ русского авангарда, после того как они были запрещены к экспонированию Иосифом Сталиным в угоду искусству соцреализма, служившему делу построения коммунизма. Он переехал в Нукус и начал собирать украшения, ткани и глиняные изделия в тот период, когда официальные советские власти рассматривали изделия местных промыслов и ремесла как отсталые виды деятельности. Немногим позже он совершал поездки по Советскому Союзу, разыскивая семьи художников, которые впали в немилость властей, были расстреляны или отправлены в лагеря, и приобретал их работы. Нередки были случаи, когда ему передавали картины, длительное время хранящиеся в подвалах, на чердаках или свернутые в рулон под кроватью. По крайней мере, одна из них была использована для починки прохудившейся крыши.

Благодаря мужеству и энергии Савицкого более 90 тыс. произведений искусства – около 30 тыс. из них принадлежат периоду русского авангарда – избежали в годы советской власти участи забвения и уничтожения.

Вопрос, который встает сегодня, заключается в следующем: смогут ли они избежать подобной участи из-за несоблюдения условий хранения, а также засушливого каракалпакского воздуха, насыщенного пылью и химикатами, поднимающимися со дна Аральского моря.

«У нас в день один-два посетителя, – говорит Перюза Утюлиева, заведующая образовательным отделом музея, одна из задач которой заключается в привлечении посетителей. – Людям трудно услышать что-либо о нашем музее, расположенном в столь отдаленном месте».

Благодаря помощи и участию дочери нынешнего президента Узбекистана, талантливому дизайнеру, мы получили возможность не только ознакомиться с этой коллекцией, но и привезти часть полотен в Петербург, где они составят важную часть нашей выставки.

Если поместить рядом фрагменты восточных шелков 17-19 вв., обрамленных как картины, и полотна русских художников эпохи авангарда, то комментарии будут излишни. Это – воплощенный диалог культур Востока и Запада.

Действительно, концепция выставочной коллекции уже сама по себе звучит, как прекрасная сказка, и обещает много интересных открытий как специалистам, так и досужему зрителю.

Но это еще не все, что мы собираемся показать на ней. Сегодня искусство Центральной Азии продолжает интенсивно развиваться. Оно сохраняет самобытность, основанную на многовековой традиции, и одновременно впитывает в себя много нового. Это прекрасно демонстрирует другая важнейшая часть выставки – модели современной одежды узбекских дизайнеров, которые работают в наши дни в ташкентском Доме Стиля и объединяют в своем творчестве последние тенденции современной мировой моды и древнейшие традиции национального искусства. Гульнара, одна из них, создатель эксклюзивного ювелирного бренда "Guli" и ряда коллекций одежды и аксессуаров, считает, что Восток силен традициями, которые можно с легкостью превратить в мировую моду. Речь идет не о временном влиянии, для Гульнары важна идея, над которой она работает и которую развивает: соединение роскоши Востока с лаконичностью Запада.

Прекрасные модели одежды, созданные ведущими модельерам современного Узбекистана – это зримая перекличка веков и традиций, образов и ритмов, бесконечная история мудрости, любви и красоты, не знающей границ.

Но каким образом современные коллекции узбекских дизайнеров смогут органично войти в экспозицию так, чтобы не превратить ее из музейной выставки в бутик?

Мы собираемся использовать видеопроекции дефиле. Зал, отведенный для выставки, имеет традиционную прямоугольную вытянутую форму. Так вот на торцевой стене будет установлен огромный экран, с которого будут «сходить» в выставочный зал манекенщицы. Изображение будет непрерывно транслироваться на этот экран, и проекция будет достаточно хорошего качества для того, чтобы можно было насладиться этим шоу и одновременно уловить древнюю эстетику современных тканей, используемых модельерами. Кроме того, мы сейчас снимаем еще один фильм о производстве самих восточных шелков. Представьте себе, что Вы наблюдаете весь процесс от скручивания нитей, вы видите огромные чаны с красителями и руки, ворочающие тяжелый шелк, Вы становитесь свидетелем древних технологий и тут же в музейных витринах можете видеть прекрасные образцы шелков, ничем не уступающих произведениям живописного искусства, но в чем-то превосходящих их.

Мир реального Востока много интереснее "экзотичного Востока" европейских путешественников. Наши специалисты расскажут посетителям удивительные истории о "говорящих тканях", орнаменты, композиция и цветовая гамма которых донесли до нас глубину древней мудрости и пылкость чувств, энергию красоты и изысканность культурной традиции, к сожалению, мало понятной европейцу или американцу. Это особенно важно сегодня, когда предпринимаются целенаправленные попытки снивелировать цивилизационное многообразие, заменив его общим для всех псевдокультурным суррогатом.

Похоже, что давно и привычно используете технику в работе?

И не только в выставочных проектах. Роль техники в нашей работе невозможно переоценить. Взять хотя бы самый простой пример – составление базы данных по рукописям. Мы с коллегами создали программу, которая позволяет распознавать современный арабский шрифт и анализировать, сравнивать древние почерки. Это очень важно при работе с древними текстами. Теперь теоретически появляется возможность за сравнительно небольшой промежуток времени отличить одну руку от другой, установить более или менее точную дату создания рукописи, уточнить ее происхождение, собрать из разных библиотек части одного списка. Раньше эта работа занимала месяцы, годы. А такой важный аспект коранистики, как звучание текста Корана! Скажите, как можно писать о Моцарте, ни разу не слышав его музыку? В исламе восприятие Священного Писания на слух более важно, чем в христианстве или иудаизме. При создании аудио-приложения к книге "Коран и его мир" я обращался к сирийским чтецам Корана. В ходе экспедиции в Поволжье мои коллеги обнаружили и щедро поделились со мной местной, практически утерянной традицией чтения Корана, сильно отличающейся от ближневосточной. К счастью, удалось найти тех людей, которые еще помнят, как читали Коран до революции 1917 года.

Кроме того, новейшие технологии помогают привлечь интерес читателя к книге. Так, к моей книге "Коран `Усмана" (Катта Лангар, Петербург, Бухара, Ташкент) прилагается диск DVD, содержащий русскую и английскую версии видеофильма, посвященного истории изучения рукописи, которую называют Кораном `Усмана. Это реализуется в рамках моего авторского проекта "трех измерений". "Первое измерение" – это обычный книжный текст, "второе измерение" – CD, содержащий множество полноцветных изображений высокого качества, и, наконец, "третье измерение" – это CD/DVD, дающий колоссальные возможности для популяризации всего проекта в целом. Я был очень рад тому, что фильм был включен в культурную программу празднования 300-летия Петербурга.

Очевидно, что на использование современных технологий требуется весьма солидная часть бюджета всякого проекта. Если мы говорим с Вами о подходах к выставочной работе современных музеев, корректен ли пример одного из крупнейших российских музеев - Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого?

Да, я убежден, что вполне корректен. Во-первых, миф о том, что государство финансирует выставочные проекты центральных музеев с большим великодушием, несостоятелен. Чтобы составить бюджет хорошей выставки, нужны не только интересные коллекции, но, в первую очередь, яркие идеи и широта мышления, способность сделать концепцию выставки интересной современному зрителю. Во-вторых, сама по себе выставка не может сегодня принести многочисленные дивиденды ни культурному сообществу, ни спонсорам. Наши «Грезы о Востоке» – это тоже не только выставочный проект. Мы сразу же планировали его как заметное культурное событие. В рамках выставки возможно осуществление не только стандартных пресс-конференций, но и тематических семинаров, культурных и общественных акций разного характера. За эту важнейшую область несет ответственность одно из ведущих российских информационных агентств – Росбалт, полноправный партнер МАЭ РАН, ташкентского Дома Стиля и узбекских художественных музеев в этом проекте.

Сделаны также немалые усилия и для того, чтобы коммерчески выставка оправдала себя. Так, мы задумали ее словно бы по двухступенчатой системе для того, чтобы привлечь посетителей с высоким уровнем дохода и иностранных гостей Санкт-Петербурга.

В одном из пятизвездочных отелей нашего города, который выходит прямо на Дворцовую площадь, мы собираемся организовать своеобразную вводную часть к нашей выставке. Там будут представлены современные коллекции узбекских художников по тканям и одежде, там же мы разместим специально купленный для этого ткацкий станок, на котором в течение трех месяцев мастерица будет ткать шелка на глазах у посетителей. Мы рассчитываем, и не без оснований, что гости отеля, заинтересованные этим зрелищем, пройдут далее к нам в музей на выставку «Грезы о Востоке».

Уже на стадии обдумывания содержания и всех деталей выставочного проекта я понимаю, кому из моих партнеров и коллег в музеях других стран можно предложить эту выставку в дальнейшем. И поэтому уже на стадии проектирования экспозиции мы понимаем различные возможности трансформации конструкции экспозиции при размещении ее в других пространствах, когда она отправится путешествовать. Я думаю, что сейчас, когда так непросто раздобыть средства на реализацию того, что интересно Вам и Вашему коллективу, оправдан именно такой подход. Проще простого делать стандартные выставки их фондов и горевать о недостатке средств. Проще простого найти при случае спонсора, чтобы сделать выставку опять же у себя в музее и отметить событие пышным фуршетом. Но что остается после таких выставок кроме каталогов? Я даже не о посетителе музея сейчас говорю, а о тех, кто работает над выставками.

Каждый выставочный проект, каждая экспозиция – это, прежде всего, момент истины для настоящего исследователя, для настоящего музейщика, когда он формулирует свой культурный текст на языке предметов и образов, когда он вступает в диалог с миром, именно с миром, а не сотней или тысячей посетителей. Вы обсуждаете проект с коллегами, художниками и авторами сопутствующих фильмов, Вы совершаете множество необходимых поездок и завязываете десятки интересных и полезных знакомств, пытаясь расширить контекст выставляемой коллекции, Вы вступаете в контакты с представителями бизнеса, представителями консульств в поисках поддержки проекта и тем самым плетете паутину коммуникации не только вокруг выставки, вокруг себя и своего музея, но и сами попадаете в другие установившиеся системы коммуникации.

И при этом неважно, работаете ли Вы при этом в Третьяковской галерее или в сургутском музее. Важно, что Вы несете в себе и какие горизонты для своего проекта сами же прорисовываете. Важно стремиться подниматься с обыденного уровня предметов, работать на стыке различных областей знания – здесь, именно здесь кроются и открытия, и успех у современной публики.

Те же картины Геннадия Райшева, с которых мы начали, могли бы стать основой большой культурологической и страшно интересной выставки, если видеть в этом художнике нечто большее, чем самобытность. Не бойтесь учиться летать. Не стоит запираться в своих фондохранилищах и горестно вздыхать, что Вы не в столицах. Учитесь пользоваться современными технологиями, которые могут вывезти на большую оживленную и полную открытий дорогу.

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"