Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№1 (16) март 2005
Сумма намерений ≠ Сумма действий. Своё и чужое. Вдумчивость и воля как правило жизни.

Мастер-класс

Олег Бойко

С чего начинается работа

Олег Бойко,
Режиссер, руководитель
Городской дирекции концертных программ,
г. Сургут

Я хочу высказать одну мысль, которая прозвучит, возможно, крамольной для многих работников сферы культуры. Наша деятельность никак не связана с творчеством, не должна быть связана. Творчество – это всегда процесс самовыражения, а мы должны работать для людей, оказывать им какие-то услуги, устраивать им праздники, создавать настроение и т.д. - а значит, учитывать их восприятие, их предпочтения, их состояния, а вовсе не свои внутренние.

Однажды я видел телевизионную встречу двух известных дизайнеров, мастеров по сценографии, компьютерной графике и прочим современным технологиям. Один из них был наш российский коллега, а другой - кажется, из Германии.

У немецкого художника спрашивают: «Расскажите, пожалуйста, как устроен ваш творческий процесс?»

- Ну, мы работаем, работаем, потом получается то, что вы видели - отвечает он.

- Вы, наверное, переживаете, как продукт ваш воспримется публикой?

- Ну конечно, какое-то переживание есть. Ведь если вещь, которую мы делаем, не будет воспринята публикой, то нас не будет, нас уволят. Мы просто не имеем права делать то, что неизвестно как может быть востребовано. Поэтому мы, прежде чем начать что-либо делать, будем проводить маркетинговые исследования до тех пор, пока не получим ясного представления, чего конкретно хочет заказчик и что именно воспримет публика. Я просто обязан всегда знать, что именно и где может быть востребовано. Мне хочется сделать что-то выше привычного уровня, но я делаю только то, что нужно в данном конкретном случае, на данный уровень и данные особенности восприятия.

Немец не мог понять, о каком творческом процессе в работе его спрашивают.

Его визави, наш дизайнер, в конце этой беседы не выдержал и психанул, тот пожал плечами. Они не поняли друг друга совершенно. Но я понимал и того, и другого. Это было очень интересно.

Вопрос: Выбор уровня – это вопрос внутреннего профессионализма?

Нет. Уровень должен определять заказчик. Вот я приведу вам пример. Японцы нарушили в свое время равновесие в устройстве рынка, и сейчас мы все мучаемся. До японского скачка в мире господствовал американский подход к развитию. Например, фирма Ford вывела на рынок условную модель автомобиля 005. Народ потребляет новую модель, потребляет, потребляет… Тут его дизайнеры предлагают новое решение. Сразу ли это предлагается на рынок? Нет. Все идеи и разработки ждут своего часа, когда рынок перестанет потреблять прежний предложенный продукт.

Японцы сломали эти стратегии, наполняя рынок все новым и новым с точки зрения технологии предложением. Посмотрите, что творится на рынке хай тек? Люди еще не научились нажимать кнопки на этой машине (компьютере, любой другой технике), как рынок захлестывают все новые и новые разработки. В итоге никто не успевает за уровнем предложения. Например, Вы – до конца изучили технику, которая находится в вашем распоряжении: видео, компьютере и пр.? Вы все ее возможности знаете и используете?

Никто толком ничего не успевает, реагируют не на качество, а на рекламу. Вот вам японский принцип работы на рынке. Да, они таким образом на определенном этапе его завоевывают. И с одной стороны, стимулируют прогресс, развитие, а с другой – они внесли хаос в устоявшийся порядок вещей в нашем обществе потребления. Потребитель не успевает потреблять предлагаемый товар, все более и более высокого уровня. Рационально ли это?

От этого страдает даже не столько потребитель, сколько тот, кто занимается фундаментальной наукой, глубокими исследованиями.

Вопрос: Когда и почему вы начали заниматься 3D технологиями?

Я очень давно понял, что без проектирования нельзя ничего делать. Когда пришли 3 D – технологии, они были уже ожидаемы и потому восприняты нами сразу же. Без них сегодня трудно себе представить, как можно сделать масштабный городской праздник или любое другое «культурное мероприятие» на хорошем уровне.

Это и совершенно иной уровень качества, и другой принцип организации труда.

Сегодня любой хороший программист может заменить собой целое КБ – он может рассчитать все конструктивные параметры постройки дома, сделать его макет и провести испытания на прочность, термоустойчивость и прочее. В сфере культуры никогда конструкторских бюро не было и сейчас не может быть – слишком накладно. Но, тем не менее, все эти инженерные и конструкторские работы необходимы и при проектировании декораций, сценографии, проектировании массовых мероприятий и т.д. После проведения проектирования всего с продумыванием и испытанием на всевозможные мелочи уже можно и исполнять этот проект, не боясь того, что там рухнет сцена или декорации, тут не хватит длины консоли, там при реализации выяснится, что задуманный материал в объеме производит совсем иное впечатление. Каждый сталкивался на практике с этими неприятными «неожиданностями». Я говорю об этом в «кавычках», потому что без детального проектирования и испытаний все неожиданности на самом деле запрограммированы подходом «на глазок», «на авось», на «я так представляю себе».

Программа 3 D max позволяет проектировать пространство и объекты в нем в трехмерной изображении, имеет возможности измерения и анализа всех параметров проектируемых конструкций, анализа поведения тех или иных используемых материалов при тех или иных условиях нагрузки, освещения и т.д. Она является основной нашей корпоративной программой. Хотя и не единственной, которая у нас на вооружении.

Мы оборудовали собственную видеостудию – для создания видеороликов. У нас есть собственная студия звукозаписи, оборудован пульт для светорежиссирования с соответствующим программным обеспечением, тоже кстати трехмерным.

А 3D- технологией мы занимаемся очень давно. Наша команда сделала, кажется, всего одно мероприятие без 3D – в 1998 году, это был фестиваль «Эхо войны». Тогда еще этой программы не было. Мы тогда анализировали свои ошибки, просчеты, накладки и поняли, что нужно что-то искать, какие-то технологии, которые дадут возможность все просчитывать заранее: просчитывать не только размеры и прочность, но и производимое впечатление.

Расскажите поподробнее о том, какие возможности дает эта программа?

Чем отличается 3D графика от обычной компьютерной? Обычные графические программы двухмерны, плоскостны и потому могут показать Вам лишь то, что представляет художник. А 3 D отвечает на это: на практике это будет выглядеть так и не иначе. Тень будет падать так, блики и отражения будут здесь и такие и так далее.

Это виртуальный мир в буквальном смысле. Все, что мы имеем в реальности, нас окружающей, мы можем создать в 3 D-проекции. Эта программа требует выполнения всех функций и видов работ, которые мы выполняем в жизни, чтобы что-то построить. Там ты должен быть строителем, плотником, электриком, сварщиком, акустиком, осветителем…

Это мир, позволяющий в проектном режиме создавать любую вещь, строить, налаживать, измерять, испытывать, смотреть с любой точки. Кстати, к этой возможности – осмотреть создаваемую конструкцию с любой точки, с любого ракурса, изнутри и снаружи мы привыкли не сразу. Просто в реальности это бывает сделать невозможно, поэтому мы не вдруг осознали, что у себя на экране мы можем ввести камеру в любую «щель» и посмотреть, как там все это выглядит, и что может мешать.

Эта программа дает возможность проектировать события далеко на расстоянии. Например, нам нужно спроектировать и изготовить декорации для какого-то события в Центре искусств в Ханты-Мансийске. Все это делается здесь, в этой студии. От идеи до полного выполнения конструкций в размере, с точностью до миллиметра. И мы уверены, что когда мы привезем все туда и начнем устанавливать на сцене, никогда не получится так, что что-то не подойдет, окажется слишком длинным или коротким. Слишком темным или тяжелым. Просматриваются ли крепежные элементы из зала или не видны? Понимаете? Просто параметры это сцены были один раз нами заведены в базу компьютера. И пользуясь этими данными, мы можем, не выезжая на место предварительно, проектировать и оформлять любые события. Представьте себе, Вам нужно натянуть какое-то полотнище на сцене для официального выхода мэра, скажем.

Это же нужно найти стремянки нужной высоты, рулетки соответствующей длины пару-две рабочих, только чтобы измерить, какого размера нужно полотнище. Только на эту работу в стандартном Дворце культуры уйдет три час работы. Потом это полотнище нужно закрепить, да так, чтобы быть уверенным, что оно не упадет в ответственный момент на голову мэра или ведущих.

Или мне нужно повесить вот эту эмблему на задник. А для этого изготовить какой-то хомут. Это ведь нужно поехать опять в Ханты-Мансийск, залезть наверх, взять какой-то штангенциркуль, измерить балку, вернуться к себе и потом начертить и изготовить. Так ведь обычно это делается.

А с помощью программы 3D у нас все эти предварительные работы по обмеру, обсчету и проектированию крепежных конструкций делает один человек в считанные минуты.

Единственно, что раздражает, это необходимость периодически осваивать ту или иную часть функций программы как бы заново. Вот изучил, например, как можно спроектировать освещение того или иного объекта, ушел делать конструкции. А через два месяца вернулся к этому виду работ и, оказывается, подзабыл, все приходится вспоминать и разбираться вновь. Это ведь только в крупных промышленных масштабах, где в основном применяется 3D – технологии, за каждой операцией закреплен отдельный специалист. А мы в этом смысле в своей студии находимся на уровне натурального хозяйства. В этом забавный парадокс – быть далеко впереди всех в технологическом вопросе, но жить «натуральным хозяйством». У нас команда небольшая и все делают все.

Почему не расширить производство?

Нет такой необходимости. Ни наш город, ни окружной центр не обеспечит заказами такую большую студию. А работать на коммерческой основе, чтобы обеспечить зарплату всему большому коллективу – это означает, «уходить на поток». А зачем же мне тогда будет нужна культура с ее задачами и заказами? Ведь известно, что самый прибыльный сегмент рынка – это реклама. Это прямой путь стать в жизни – другим. У коммерческой структуры совсем иной тип мировосприятия. Мы же являемся муниципальной дирекцией для обслуживания нужд города, муниципалитет дает нам возможность помимо обслуживания еще и развиваться. Заниматься фундаментальными разработками – на будущее. Помните пример с Фордом?

Конечно, мы иногда продаем свои технологии. Вот, например, ханты-мансийская фирма «Югра - Шоу сервис» многому от нас научилась и теперь работает самостоятельно. И это хорошо, мы таким образом как-то влияем на общий уровень, на развитие ситуации в регионе. Или вспомнить наших партнеров из Екатеринбурга частную фирму «Праздник всем». Это солидная профессиональная фирма. Но они не могут себе позволить заниматься проектными разработками на будущее, осваивать то, что сегодня еще не востребовано – им надо, чтобы каждое их движение копеечку выколачивало.

Где вы находите специалистов для такой необычной и сложной работы?

Люди, это действительно, важная часть организации процесса работы. Я принимаю просто непьющих и неглупых людей. Они осваивают любой вид работы, любую технологию, которая нам необходима. А как иначе? Если я бы принимал по принципу владения той или иной технологией, дело бы не пошло. У нас все очень быстро меняется, как я уже говорил. Сегодня необходимо знать 3D – технологию, а завтра уже что-то иное. Нужны люди, способные быстро осваивать новый тип знания, новый тип работы. Вот и все. У нас ведь принято внушать людям, что у каждого из них есть потолок, выше которого они не смогут подняться. И люди верят этому, и ничего не делают, чтобы подняться выше своих сегодняшних возможностей, выше своего уровня. А на самом деле все не так – нет никакого ограничения для любого из людей. Мои ребята, например, тоже приходили ко мне и поначалу сомневались в себе: «Ой, я, наверное, это не смогу освоить». А теперь – «если это надо сделать, значит, это можно сделать. Подумаем – как». Понимаете, человек, если верит, что все возможно, и ничего страшного нигде нет, все придумывают такие же люди, он переходит спокойно любой барьер. Кстати, этот принцип использовали те же японцы.

Кто является в основном вашими клиентами? Учреждения культуры?

Я убежден, что такие организации, как наша, должны создаваться на государственном, муниципальном уровне. Потому что мы призваны не только организовывать какие-то общественные события. Мы также содействуем творческой самореализации граждан.

К нам может прийти любой человек, который что-то может делать – петь, писать песни и т.п. за технической, так сказать, поддержкой. Мы можем помочь записать фонограммы, мы можем подобрать репертуар исполнителям, мы можем оформить спектакль или выставку, аранжировать музыку, мы можем… мы можем много чего для тех, кто по каким-то причинам не является членом какого-то творческого коллектива, профессионального или самодеятельного, кто занимается не организованными формами творчества.

Я не говорю сейчас о каких-то современных идеях, я привожу примеры понятных всем случаев того, как человек может «культурно самовыражаться».

Техническая поддержка наша может быть дополнена отчасти какой-то формой продюсирования человека, если к тому есть потенциал. Мы не будем насильно ничему учить. У нас нет никаких кружков. Есть просто человек, который пришел к нам с какой-то идеей и мы, которые станем им заниматься. Если это конечно, действительно истинно и интересно людям. Хочу оговориться – мы не делаем из людей артистов! Более того, если наши подопечные становятся артистами, мы перестаем ими заниматься – в этом уже нет нужды в нашем понимании и нет никакого интереса.

Вот есть интересный случай. Мы занимались с одним человеком, который хотел петь. Записали, в конце концов, с ним песню «На войне как на войне». Он поехал с этой песней на всероссийский фестиваль и был отмечен там первой премией. И первой премией не среди самодеятельных певцов – вместе с ним в фестивале участвовали такие известные личности в шоу-бизнесе, как группа «Любэ», Александр Маршалл и так далее.

О чем говорит этот случай? У нас в культуре есть как бы две жизни. Есть что-то, где происходит то, что мы все считаем как бы положенным в культуре, и есть другая жизнь, которая идет и развивается сама по себе вне системы учреждений культуры, неуправляемая сверху. Тем не менее, она живет и нормально развивается.

С чего вы начинаете каждый проект?

Всегда с одной простой работы, заполнения вот этой тетради. Как-то мы сели и положили весь свой опыт организации разного рода культурных мероприятий, как говорят, на бумагу. Получилась такая объемистая тетрадь вопросов с различными вариантами ответов.

Всякий раз мы начинаем с того, что вместе с заказчиком пытаемся понять, какова цель мероприятия и что должно получиться в результате. Когда заполнена полностью такая тетрадь, можно приступать к работе и быть уверенным что все получится. Я не рассказываю о чудесах. Процесс настолько выстроен и выверен технологически, настолько известны все составляющие, что этим может воспользоваться любая фирма, любой режиссер. Успех гарантирован.

Все так просто?

Проблема только в том, что заказчик у нас в стране неподготовлен. Он, как правило, не готов сформулировать ни цель, ни идеологию мероприятия, которое он проводит. Вот смотрите – например, чтобы понять, каким должен быть режиссерский замысел того или иного события, нужно вот здесь ответить на три пункта. И эти вопросы – обращены не к режиссеру, а к заказчику события.

Вот они:

1.Определение состояния общества на момент проведения мероприятия.

2. Точка зрения заказчика на планируемое событие

3.

Оттуда придет и замысел. Эта работа не относится к творчеству, это вопросы объективного знания человеческой психологии, законов человеческого восприятия и т.п.

Сложность нашей работы в том, что мы делаем государственные мероприятия в отсутствие какой бы то ни было идеологии.

Вот, например, сейчас мы готовим праздничные мероприятия к 23 февраля – дню защитника отечества.

Какова обычная схема проведения таких мероприятий? Всем она известна.

«23 февраля! Это что значит – нам нужна винтовка, звезда и каска на задник, подбор песен про автомат и пулю у виска, где не про пулю - не подойдет; теперь, как мы расставим все песни: быстрая, потом медленная, потом еще перемежаем, и заканчиваем маршем!».

Вот стандартный подход режиссера массовых зрелищ. А люди воспринимают совсем не это, а идею, мысль.

Мы провели предварительные исследования (опять согласно нашей рабочей тетради). Что имеем в наборе настроений людей? Они не верят в силу собственного отечества (там острова отдали, тут идут на унизительные условия Запада…), они устали от беспорядков и несоблюдения законности в стране, от попрания прав человеческих и засилья бюрократической машины, офицеры, которые под пули идут, получают 3000 рублей, правда, сейчас увеличили им довольствие до аж 3500 рублей!… Коротко все можно свести к одному: да разве хочется защищать такое отечество?

И часть этого общества будет сидеть у нас в зале. Если выйдет ведущий с призывом «На защиту отечества», то логично этим ведущим тогда выпустить Чубайса. Только его образ подойдет под этот текст. А нам стыдно и нельзя выходить с этим призывом. А ведь на сцене должны появляться и сами герои вечера, и говорить по возможности искренние, настоящие слова.

????? И начинает рождаться та самая точка зрения на смысл темы и на смысл события.

Начнем от печки, разберем само понятие Отчества, Родины. И вспоминается очевидное – что это земля, где лежат твои предки, родина – это та памятная березка, это друзья, родственники, близкие. Это пространство, в котором живешь ты, и, может быть, будут жить твои потомки. Разве это можно не любить? И как это можно не защищать?

И ведь именно на этом стоит страна и все эти грозные, екатерины, ленины, сталины, путины… Мы начинаем об этом разговаривать с нашими будущими участниками, с военными и находим в их душах понимание: ведь правда, почему при словах «защита отечества» обязательно должен возникать образ Кремля?

В ходе подготовки этого «мероприятия» мы встречаемся с ветеранами, военными, разными людьми. И когда звучит на обсуждениях и репетициях такая позиция, люди вздыхают свободно, и всем теперь нравится это делать и всем все понятно – что и для чего и для кого нужно говорить со сцены. Никто ведь не любит чувствовать себя марионеткой и делать какие-то формальные, бессмысленные вещи. А когда найдена внятная позиция и финал сам ложится, и самое главное – само событие не проходит пустым звуком для людей, приходящих в зал.

Так мы работаем. Без этого технология бессильна, без этого ничего стоящего сделать невозможно, даже имея самое современное оборудование и большой бюджет на мероприятие.

Заказчик же, как правило, не думает о том, какое настроение, какая атмосфера в зале должна быть создана в том или ином случае. Заполняя же эту тетрадку – проектное задание, - он подумает обо всем. И все эти вопросы уместны к обдумыванию и проектированию не только общественно-политических событий, официальных массовых праздников, но для любого события в сфере культуры: художественной выставки, театрального или детского спектакля, концерта классической или народной музыки, молодежного вечера и пр. Все, что делается для людей, подлежит своей логике. Если разбираться в том, что есть хорошо, и что есть плохо – запутаешься и не сделаешь того, что нужно в нужным срок. Нужно просто быть профессиональным и все. Если мы не знаем, чего хотят люди, что их беспокоит, не знаем контекст их жизни или не знаем, как этого добиться нужного результата в том, чем мы занимаемся, то и браться не стоит. А что нужно, чтобы знать это? Работать и все.

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"