Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№3 (18) сентябрь 2005
ИДЕАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ. Культурные индустрии в городе

Современный опыт

Горан Пекович

Культурные индустрии в Сербии - пять лет спустя

Сербия – это небольшая балканская страна, в которой живут семь миллионов жителей. Через десять лет после изолированности, войн и разделения страны Сербия пытается найти свой путь интеграции в европейское сообщество. Экономическая система разрушена, нормы морали и поведения населения пошатнулись. Все это затрудняет интеграционные процессы и угрожает дальнейшим усугублением культурной изоляции страны. После свержения власти Милошевича мы пережили короткий, в три года, период демократических преобразований, которым обязаны премьер-министру Зорану Диндичу. К сожалению, он был убит в 2004 году. Перемены во внутренней политике страны, произошедшие при нем, сейчас нам кажутся огромными. К несчастью, настоящее правительство, которое не поддерживается народом (последние президентские и местные выборы показали их полнейший провал) вновь повернуло курс на 180 градусов. Сегодня это разрушающее действие очевидно в сфере экономики и в большей степени проявляется в культуре.

В 2004 году новое правительство разделило министерства и соответствующие обязательства по принципу вертикали, Министерство культуры и средств массовой информации попало под контроль Вука Драсковича, министра иностранных дел. Несмотря на формальное следование принципам европейской культурной политики, ничего не было сделано для того, чтобы запустить нужные процессы, вовлечь людей в культурное производство, технологии которого способны победить запустение и культурную апатию в обществе.

Между тем план действий был намечен еще при Диндиче. В ноябре 2000 года в Белграде состоялась конференция «Культурная политика и культурное производство в Сербии», которая собрала практически всех известных и значимых в культуре Сербии людей. Одной из рекомендаций конференции было развитие и использование правовых, налоговых и экономических систем, которые имеют отношение к культуре и культурным индустриям. Было также подчеркнуто, что наряду с активным применением существующих законов и внесением в них актуальных поправок, необходимо также и принятие новых положений, новых законодательных актов. Процесс законотворчества должен быть публичным, то есть все нормотворческие инициативы должны были обсуждаться публично.

Сегодня я вынужден констатировать, что правовая система, которая должна была стать базовым условием для принятия новой культурной политики и инициатором развития культурных индустрий, осталась без изменений и никак не стимулирует развитие ситуации в культуре и экономике Сербии. Закон о театрах не прошел, закон о радиовещании не применяется (хотя он был принят в 2003 году), потому что правительство не делегировало своих представителей в Совет, который координирует работу Радиовещательного агентства. Налоговые льготы и прочие отчисления из налоговой базы на развитие сферы культуры не нашли своего места в новых законах, принятых Министерством финансов. Продукты культуры (книги, диски и пр.) облагаются налогом на добавочную стоимость так, как будто они являются алкогольными напитками или сигаретами. Прежде чем поставить на рынок аудио- и видеопродукцию, производитель сначала должен заплатить этот налог.

Таким образом, на рынке культуры и средств массовой информации получают возможность править большие компании, управляемые коммерческой логикой. Маленькие компании и независимые продюсеры, которые чаще всего и стоят за проектами высокохудожественной культурной ценности, не имеют возможностей и экономической поддержки для успешной организации своей деятельности в существующих экономических условиях.

На той же конференции была подчеркнута важность определения модели культурной политики, ориентированной на включение нашей культуры в региональную, европейскую и глобальную интеграцию. Было признано, что новая модель культурной политики должна быть сформирована вне зависимости от существующей государственной модели управления и должна иметь в качестве ресурсной базы комбинацию государственных финансов, рыночных механизмов и принципов. При этом опыт соседних стран предупреждал нас, что либеральная модель может привести нас к коммерциализации, в которой коммерческая логика будет преобладать и давать возможность развития тому культурному содержанию, которое понизит уровень нашей культуры и приведет к полной остановке культурной жизни в некоторых секторах.

Новое министерство культуры не сделало ничего для того, чтобы достичь этой цели. Положение спасает тот факт, что некоторые управляющие структуры, как, например, Белградский городской культурный секретариат, который по силе и бюджету можно легко сравнить с Министерством культуры, работают на выполнение целей, сформулированных на конференции 2000 года. Но недостаточно эффективная законодательная база является серьезным препятствием для достижения более весомых результатов.

Учреждения культуры – основания для существования

Учреждения культуры, находящиеся на государственном бюджете, являются одной из самых больших проблем в развитии новой модели культурной политики. Столкнувшись лицом к лицу с затянувшимся экономическим кризисом, они заняли пассивную позицию и в итоге сегодня находятся на грани прекращения существования. Большая часть кадрового состава ушла, а молодые специалисты не хотят работать в этих учреждениях. Бюджет уменьшается год от года, оборудование устарело и не обновляется, на развитие, новые программы инвестиций не выделяется. Как мне кажется, причиной бедственного положения государственных учреждений является неверное понимание роли, которую учреждения культуры могут и должны играть на местном, региональном и национальном уровне.

Приведу один яркий пример. Эта история случилась в музее югославской истории в марте 2005 года. С намерением сделать музейную деятельность очевидной и привлекательной для публики была организована представительская выставка коллекции часов Броса Тито, которая называлась «Движущийся образ времени». Коллекция состояла из более чем 150-ти ценных экспонатов, в большей степени это были подарки Тито, преподнесенные ему другими политическими деятелями за время его жизни. В основном это были предметы ручной работы самых дорогих торговых марок часов в мире. Средняя стоимость одного предмета составляет от 200 тысяч до одного миллиона евро, а их культурная и историческая ценность безмерна. Среди других предметов были подарки от американского президента Линдона Джонсона 1968 года, советского лидера Леонида Брежнева и австрийского президента Франка Джонаса. Среди часов были также табернакловские часы «Жульен ле Рой» XVII века, сделанные мастером Аморетти, который был личным часовым мастером Людовика XV. Выставка не привлекла внимания широкой публики, но специалисты проявили к ней большой интерес. И случилось то, что невозможно было себе представить – кража предметов с экспозиции сербского национального музея. Хотя несколько лет назад мы были свидетелями того, как душевнобольной молодой человек, очевидно впечатленный каким-то фильмом, вырезал Рембранта из рамки и вынес его сложенным под пиджаком, до настоящего времени этот феномен у нас считался практически невозможным. Теперь мы имеем плачевные результаты недостаточного внимания к нашим культурным и историческим сокровищам, которые стоят незащищенные на выставках или еще худшем положении – гниют в не отвечающих требованиям хранилищах.

Важно отметить, что это республиканское учреждение, и расположено оно в здании Министерства культуры. Выставка охранялась одним невооруженным охранником пенсионного возраста, с которым было легко справиться; на выставке не было никаких средств поддержки безопасности: пуленепробиваемых стекол в витринах, сигнализации, камер видеонаблюдения, бесшумного сигнала тревоги и т.д. А самое главное - она не была застрахована. Причина этому очень проста – эти расходы не предусмотрены и не покрываются бюджетом национального министерства культуры. Последний факт говорит, на мой взгляд, не только о бедственном положении культуры Сербии, но и о некомпетентности действующего руководства.

Маастрихсткий договор 1992 года впервые официально признал важность культуры в Европейской интеграции. Европейский союз использовал различные программы, чтобы поддержать разнообразие европейской культуры и развить культурные индустрии. Ввиду того, что они только в Европе дают рабочие места семи миллионам человек, культурные индустрии сейчас считаются важным экономическим фактором, ЕС старается обеспечить условия для большей конкурентоспособности этого сектора на международном уровне. Европейские социальные и региональные фонды ежегодно тратят около 500 млн. евро на проекты, которые имеют культурную ценность. И это весьма позитивные факты. Например, концертный зал Les Halles de Schaerbeek в Брюсселе имеет годовой бюджет 2 млн. евро плюс 1,2 млн. поддержки от Европейских фондов. Все театральное производство 11-ти профессиональных театров и десяти любительских сцен в Белграде вместе не располагают такой суммой.

Но есть и обратная сторона. Имея сильную бюджетную поддержку, культурные индустрии развитой западной части мира колонизируют все культурные ниши в развивающихся странах. В стране, находящейся на окраине европейской культурной деятельности и очень далекой от такого рода финансовой поддержки в культуре, есть основания сильно беспокоиться о выживании культурного разнообразия в каждом регионе.

Телевидение – ползучий неоколониализм

Наиболее проблемным с позиции сохранения культурного разнообразия является сегмент, связанный с аудио- и видеоиндустрией. Дешевый импорт составляет такую конкуренцию местному производителю, что внутреннее развитие этой индустрии становится невозможным. Американские мыльные оперы сменяются латинскими сериалами, но на сути проблемы это никак не отражается, мы все еще играем в нечестную игру. В то время, как один эпизод мыльной оперы или сериала можно купить за сто долларов или за тысячу, производство одного эпизода отечественного художественного сериала стоит по меньшей сере 100 000 долларов. В то же время автор этого текста в качестве соавтора сербского закона о радиовещании выступил с требованием принятия протекционистских мер и мер поощрения в отечественном производстве аудиовизуальной продукции. Законопроект был оспорен, но я продолжаю настаивать на утверждении, что дальнейшая либерализация аудиовизуального рынка способствует дальнейшей колонизации. К сожалению, национальное правительство не признает тот факт, что инвестирование в аудиовизуальную промышленность – не только очень прибыльный бизнес, но и социально полезный: он открывает новые рабочие места, активирует новые возможности и способен укрепить отечественное культурное наследство, сохранить его уникальность.

Сегодня мы являемся свидетелями того, что процесс, связанный с аудиовизуальным производством и медийными технологиями, управляется логикой извлечения прибыли. Кич и халтура, как неизбежные последствия коммерциализации части, становятся доминирующими в культурном пространстве Сербии. Пальма первенства в этом процессе принадлежит Pink TV. Его программа построена на дешевой народной музыке, латинских мыльных операх и голливудских фильмах. Оно стало крайне популярно в Сербии; используя спутниковый сигнал, охватило своим влиянием сербские диаспоры во всем мире и уже прокладывает себе путь на рынки соседних стран в восточно-европейском регионе.

Телевидение, издательская и музыкальная индустрии… Очевидно, что мы последняя страна в Восточной Европе, которая не имеет иностранных инвестиций в этих областях. За это время Роналд Лаудер (собственник косметической компании Ester Lauder) через «Central European Media Enterprises» (CME) основал TV Nova (Чешская республика). Это было первое коммерческое телевидение в посткоммунистических странах, которое на самом деле является одним из ведущих CME каналов и получает ежегодный коммерческий доход, который покрывает сумму в 100 млн. долларов. CME запустил также новые станции: в Словакии - TV Markiza; в Румынии - Pro TV; в Словении - Pop TV и недавно в Хорватии появилось TV Nova. Кроме CME, также существует компания CLT-Ufa из Люксембурга, которая владеет дюжиной частных телевизионных каналов в Центральной и Восточной Европе, а также и долей капитала в тех же самых каналах.

В течение этого периода Сербия все-таки осталась terra incognita. Является ли причиной боязнь неизвестного рынка или его размеры, но Сербия все еще не имеет ни одной иностранной телекомпании, ни иностранной студии записи, ни больших издательств. Конечно, частично ответом является понимание того, что страна была закрыта при режиме Милошевича. Но этот факт не остановил итальянские и греческие компании, которые вложили солидные собственные средства в развитие мобильной связи на Балканах.

Но может быть, в этом есть и что-то положительное?

Один сербский телеканал (TV Košava), ранее принадлежавший дочери Милошевича и финансируемый из государственной казны, был в одну ночь продан Первому каналу Германии, за которым стоит Kirsh group. Хотя в то время министр по телекоммуникациям, который сейчас является президентом канала, Борис Тадич выражал свое недовольство по поводу нарушения сербского закона, не позволяющего продажу частоты и продажу канала, немецкая компания продолжала вещать, как бы говоря, что демократические принципы действительны только в западных странах. Сейчас это телевидение является в Сербии лидером среди каналов с элементами порно.

Практически невозможно определить количество телевизионных каналов в Сербии. Согласно Федеральному бюро статистики их 71, но согласно данным некоторых агентств их количество достигает 200. Кажется, что на самом деле картина совершенна в отношении аудиовизуальной промышленности, если бы мы не знали следующего. Обозначенные каналы, которые я в свое время охарактеризовал как телевизионные киоски, не сопротивляются, чтобы быть представителями какого-либо вида промышленности. На самом деле, для их существования нет никаких содержательных оснований. Это каналы, которые не имеют нормального рабочего места; они используют любительское оборудование; они вовлечены в пиратскую деятельность и они нанимают на работу людей, которые не имеют никакой квалификации. Их сигналы пересекаются с другими каналами в регионе, передавая бесполезные программы. Все это определяет удручающую картину сербской культуры сегодня, которую можно охарактеризовать как разрушение традиционных социальных ценностей, установление логики прибыли, преобладание западных брендов.

Другие средства массовой информации. В Сербии существует около 50 общественных средств информации, которые в большинстве основаны местными властями. Это местные газеты, радио и телевидение. Всестороннее исследование 10-ти телеканалов и 10-ти радиостанций, проведенное студентами театрального факультета под руководством их профессоров в мае 2004, показало, что нет никакой объективной необходимости в существовании этих средств информации. Находясь под слишком большим идеологическим влиянием местных властей, будучи полностью зависимыми от бюджета и занятыми своими организационными проблемами, они не отвечают ни нуждам общественности, ни ожиданиям объективной информации. Закон о приватизации государственных предприятий предписывал обязательную продажу всех государственных компаний в срок до апреля 2005. Министр культуры и средств массовой информации оттянул этот срок для информационных компаний до сентября 2005 с тем, чтобы дать возможность оформления кредитов и выкупа средств массовой информации в собственность. Это при том, что существует положение, запрещающее продажу средств массовой информации «подозрительным людям с подозрительным капиталом».

Положение художников

Культурное производство невозможно без участия художников. Нельзя рассматривать вопрос развития культурных индустрий, не рассматривая вопрос о роли художников в них. Кажется, что на данный момент в Сербии положение художников сложнее, чем когда-либо. Упомянутые налоговые положения никак не создают условий для экономической поддержки художников. Ситуацию усложняет и нестабильность общественно-политического устройства повседневной жизни. Приведу в качестве иллюстрации один из последних случаев, который произошел в Нише (третий город в Сербии по величине и населению). Местные власти, представляющие интересы одной политической партии, отказались оплатить издержки по созданию в Национальном театре постановки известного автора Стивена Копривика «Мы ждем ребенка» с участием самых известных сербских актеров, несмотря на то, что эти средства были заложены в городском бюджете. Премьера все время откладывалась под формальным предлогом того, что «город не может давать деньги на постановки, которые могут провалиться», хотя на самом деле мы имеем дело с политической дискриминацией. Когда театр вышел с этой проблемой к общественности, власти совсем перестали его финансировать. Актер из Ниша Дежан Сикмилович прочитал Обращение Союза драматических артистов, в котором говорилось, «что театр будет жить даже под светом рабочих ламп и на репетиционных площадках». 12 марта 2005, в 118-ую годовщину показа первого спектакля «Сербские хайдуки», состоялась премьера спектакля «Мы ждем ребенка». Актеры играли без сцены, без костюмов, с собственным импровизированным реквизитом. Однако эти обстоятельства не повлияли на настроение зрителей: спектакль был встречен громом аплодисментов. Овации по окончании действия также свидетельствовали о полном успехе постановки.

Проблемой остается обещанное урегулирование положений об авторских правах. В Югославии в свое время были такие же законы, какие сейчас есть в Сербии. Но они не действуют. Практически бессмысленно говорить о защите авторских прав в ситуации, когда пиратские копии можно легко купить где угодно. Пиратство процветает везде и особенно в области музыки, фильмов и издательства. Хотя полиция время от времени и производит облавы и конфискует миллионы пиратских дисков, за последние пять лет только один человек был осужден за такое преступление.

И, наконец, культура

После Второй мировой войны в Сербии были свои взлеты и падения в области культурных индустрий. Государственная культурная политика была устремлена на повышение уровня образования и общего культурного уровня нации. Очевидно, что 50 лет назад в Сербии было больше библиотек, культурных и образовательных организаций. Сегодня количество библиотек меньше, но больше театров, различных радиостанций и телеканалов. Печатается больше газет. Ежегодно печатается десять тысяч книг. Более тысячи иностранных книг переведено на языки наций, которые живут в Сербии. С другой стороны, вы не найдете в мире ни одного любителя кино, который не слышал о сербском режиссере Кустурице или не слушал музыку Горана Бреговича. Вы также не найдете ни одного любителя литературы, который не наслаждался бы «Хазарским словарем» Милорада Павича. Творческий потенциал балканских территорий не вызывает вопросов. 330 книг, которые ежегодно переводят на арабский язык для населения в 208 миллионов человек (Лондон Al Hayat). Все это говорит о том, что Сербия смогла остаться в контакте с развитым миром и даже получила некоторые из их культурных продуктов.

Однако вопрос о культурных индустриях - это, в первую очередь, вопрос экономический. Сегодня во всем мире культурные индустрии становятся очень важной ветвью экономики. Культурные продукты нельзя рассматривать как обычные товары. Культурный продукт очень уязвим, и поэтому ему необходима особая забота государства. Прежде всего, необходима осмысленная государственная политика в вопросах регулирования и защиты прав художников, системы повышения образовательного уровня служащих культурных учреждений и налогообложения культурных индустрий. Кроме того, важно пересмотреть основные направления культурной политики, ее целей и средств достижения с тем, чтобы гарантировать развитие и сохранение культурного разнообразия в стране, нацеленного на улучшение качества жизни граждан.

Цели европейской культурной политики направлены на увеличение знаний и популяризацию культуры и истории европейских наций; организацию единой европейской культурной территории, сохранение и защиту культурного наследия, важного для Европы; некоммерческий культурный обмен.

Цели сербской культурной политики соответствуют европейским, но в настоящее время они должны быть сконцентрированы на реконструкции и восстановлении культурной инфраструктуры, защите культурной индивидуальности и разнообразии посредством развития культурных индустрий, улучшения положения художников и условий для художественного и культурного творчества.

Переопределение положения и роли государственных культурных учреждений возможно посредством интенсивного инвестирования в процесс жизненного образования и обучения служащих в этих учреждениях для того, чтобы перенять опыт результативного и эффективного управления культурными учреждениями. Результативного - в смысле уменьшения затрат и дальнейшей финансовой независимости. Эффективного - в смысле увеличения качества услуг, установлении более широкой открытости для публики и более тесного сотрудничества с местным сообществом, средствами массовой информации, рекламодателями. Только после укрепления этих учреждений можно думать об изменении их формы собственности и внедрении частного капитала. Первоначальное условие для создания успешных культурных индустрий – это издание стимулирующих финансовых и налоговых постановлений (защита отечественной культурной индустрии, фильмов, музыки, литературы и т.д.), превращение закона об авторских и смежных правах в действенный инструмент защиты прав художника и производителя. И, наконец, очень важно обеспечить программы социальной и пенсионной защиты для художников. Это тот минимум, который должна обеспечивать каждая страна. Делая это, Сербия сохранит лидирующее положение в Балканском регионе.

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"