Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№4 (15) декабрь 2004
"Изменитесь - или умрете!" Вопросы права. Культура и бизнес. Единица измерения - КУ.

Тема номера

Алексей Лебедев

Что такое результат в культуре?

Алексей Лебедев, доктор искусствоведения, заведующий лабораторией музейного проектирования  Российского института культурологии

Мы выросли и сформировались в эпоху гос­под­ства государственной модели культуры. Нам кажется естественным существование учрежде­ний и организаций, которые в меру своего разу­мения очерчивают в своей дея­тельности сферу культуры. Интуитивно мы догадываемся, что так было не всегда, и еще пару веков назад уч­реждений культуры не было, а вот культура, несомненно, была.[1]
Владимир Дукельский, культуролог

Итак, мы на пороге перемен. Что это - злая воля отдельных лиц или неизбеж­ность объективно текущих процессов? - Сильно подмывает присоединиться к одному из участников заочного спора и начать искать причину возникнове­ния проблемы. Ведь формы, в кото­рых протекает начавшаяся реоргани­зация, абсолютно безумны.

На всякий случай их [музейных работников] успокаивают и заклинают: административ­ная реформа неизбежна. А, собственно, по­чему? Почему судьбу российской культуры определяет министр экономики и торговли? И в чьих интересах разрушаются сегодня еще сохранившиеся научные школы, под уг­розой существования оказывается реперту­арный театр, приватизируются памятники культуры, готовится передача в частные руки музеев и музейных коллекций? Мы долго возмущались распродажами художест­венных ценностей в 1920-е гг. Не понесем ли мы в результате начавшихся реформ еще большие потери, которые уже нельзя будет оправдать голодом, эпидемиями, последст­виями мировой войны и революций, полной экономической и политической изоляцией?[2]
Аннэта Сундиева, музеолог

Например, в рамках административ­ной реформы только в Московской области на создающемся четвертом уровне власти (городские и сельские поселения) возникает около 450 но­вых субъек­тов управления. Любой субъект управления - это минимум три чиновника. Эту ораву надо обу­чать, содержать и обес­печивать проходимость управленческих сигналов "сверху". При этом все рай­онные учреждения куль­туры махом пере­даются с третьего на четвертый уро­вень финансирования. Дальнейший ход событий нетрудно предугадать: в бедных районах (типа Ло­тошинского) власть будет рада как можно скорее избавиться от обузы в виде убыточ­ных сельских клубов, библиотек, ма­лень­ких слабо посещаемых му­зеев и радостно вернет их обратно на тре­тий уро­вень финансирования (т.е. в муниципальный район или городской округ); в богатых районах (типа Крас­ногорского) учреждения куль­туры останутся на четвертом уровне, и ме­ханизм централизованного управления ими будет прак­тически утерян (например, библиотеки поселений выпадут из системы ЦБС, что приведет к их скорой и неизбежной деградации). По­сле чего не за го­рами реорганизация самих бюджет­ных учреждений.

Государство в лице Правительства РФ рас­сматривает бюджет как инструмент выполне­ния своих обязательств не перед организаци­ями и учреждениями культуры, а перед населением. Бюджетная по­литика ориентируется на повы­шение доступности и качества культур­ного обслуживания населения. В фокусе оказывается потребитель ус­луг. Бюджет - это общественное благо, он формируется за счет сбора налогов и других неналоговых источников дохода (ис­пользования государственной и муниципальной собственности и т. д.), с тем, что­бы обеспечить гражданам доступность социальных услуг и со­циаль­ные гарантии. В такой логике учрежде­ния являются исполнителями, обеспечиваю­щими реализацию государственных (муници­пальных) обязательств по предоставлению ус­луг населению. Понимать это крайне важно. Существующее сметное финансирование бюд­жетных учреждений ориентировано не на по­требителя, а на содержание сети учреждений. Именно такое положение приводит к неэффек­тивности бюджетных расходов и должно быть пересмотрено.[3]
Татьяна Абанкина, экономист

Законодательной базы этой реорга­низации пока нет, но она готовится и, судя по доступным проектам зако­нов, таит весьма увлекательные пер­спективы. Например, форма ГАНО/МАНО. Берем музей и превра­щаем его в муниципаль­ную автоном­ную некоммерческую организацию (МАНО). Коллекцию - ясное дело - не трогаем, она передается му­зею в оперативное управление. Да и кому эта коллекция нужна! Главное - дви­жимое и недвижимое имущество, ко­торое новоявленная организация по­лучает в собственность. На следую­щий день МАНО "Музей" объявляет себя банкротом, коллекция переез­жает в дру­гой музей, а имущество идет с молотка. С клубом или дворцом культуры еще проще: с коллекцией возиться не надо. Отличная схема. За приватиза­цию государству хоть ка­кую-то сумму отчисляли, а тут совсем задаром!

Но даже если стать оптимистами и предположить, что названные ре­формы не будут иметь столь разруши­тельных последствий, нельзя не заметить, что они противоречат друг другу. Административная реформа ориентирована на ук­репление властной верти­кали, а бюджетная тянет учреждения в рынок. В ры­ночном направлении под­талкивает и недавнее Постановление № 249.[4] В ка­кую сторону бежим-то? Рев­ностно выполняем задания собственника или за­нимаемся маркетингом?

Да, велик соблазн. Очень хочется заняться поисками причин возникновения этих несуразностей. Но будем честны перед самими собой - это не самый продуктивный способ действий. Куда важнее попытаться найти решение хотя бы некоторых проблем, с которыми столкнулись сегодня российские ор­гани­зации культуры. Этому и был посвящен семинар «Реструктуризация бюджет­ных организаций и проблемы маркетинга в сфере культуры» (Сургут, 17 - 21 ноября 2004 г.).

Логика рассуждений участников семинара была такова. Отныне вводятся но­вые правила игры: учреждения и организации культуры должны ориентиро­ваться на кон­кретные результаты и только под них будут получать свою долю бюд­жетного финансирования. А что та­кое результат в культуре? - Ответ на поставленный вопрос не столь уж очевиден.

В минфиновской концепции как-то само собой проведена мысль, что руководители учрежде­ний - это заведомые проходимцы или не­доумки, которые злонамеренно и систематиче­ски, не гнушаясь никакими средствами, пре­вышают бюджетные обязательства. А держав­ную ответ­ственность несут трогательные и нежные учре­дители-собственники с голубыми глазами... На самом деле все - наоборот. Казна­чейская сис­тема свела на нет полномочия руко­водителя по реальному распоряжению денеж­ными сред­ст­вами. И даже если он превысил свои полно­мо­чия и опять-таки злонамеренно, во вред род­ному отечеству, грубо поправ права и интересы лояльных налогоплательщиков, заключил до­говор в рамках утвержденных кре­дитов, то ре­альный лимит финансирования всегда меньше. И определяет его не руководи­тель. Но даже в этом случае коварно обману­тый подрядчик все равно не получит своих де­нег, пока не найдет дорогу к сердцам не­сколь­ких чиновников, ко­торые эти кредиты-лимиты делят по учрежде­ниям. Так что это поло­жение концепции - точно по Ленину: по форме верно, по сути - свин­ство![5]
Дмитрий Полознев, директор библиотеки

В области сохранения наследия дело обстоит сравнительно про­сто. Здесь резуль­татом "культур­ной ус­луги" можно считать саму сохран­ность памятников истории и куль­туры. Слово "культурная услуга" в данном случае берется в кавычки, т.к. главным ее потреби­телем явля­ются будущие поколения. Тем са­мым вопрос ре­альной востре­бован­ности услуги и ее эффектив­ности выносится за скобки. Но как только мы обра­щаемся к потреби­телю из дня се­годняшнего ситуация стано­вится сложнее.

В существующей практике бюд­жет­ного управления (и к учреж­дениям куль­туры это относится в полной мере) за «результат» ус­луги часто выдается сам процесс ее предоставления. Музей­ный работник ис­кренне считает результа­том открытую выставку, музыкант - проведенный концерт, директор клуба - количество работающих кружков. А ведь, строго говоря, результатом услуги является не то, что ей произведено, а то, что ей изменено. Во многих сферах это различие достаточно очевидно: эффектив­ность лечения определяется не тем, сколько выписано таблеток, а тем, сколько больных поправилось; эф­фективность кампании по борьбе с безра­ботицей определяется не количест­вом обратившихся на биржу труда, а со­кращением числа безработных. Но в сфере культуры основными показате­лями по-прежнему остаются параметры процесса: число посетителей, читателей, спектаклей, экскур­сий, лекций и т.п. Результат же описы­вается обычно в неизмеримой форме: «патриотическое воспитание», «эстети­ческое удовольствие», «повышение культурного уровня»…

Учреждения культуры привыкли лукавить в отчетных показателях. Их к этому долгие годы приучал заказчик в лице разного уровня властных структур.

Как повысить категорию музея (и - соответственно - финансирование)? - Увеличить количество единиц хранения. Переводим подшивки старых газет в основной фонд и даем каждой газете свой инвентарный номер. Коллекции открыток для этого очень хороши, археологический отщеп годится…

Как поднять посещаемость до невиданных высот? - В большинстве крупных и средних музеев, кроме основной экспозиции всегда открыта пара временных выставок. Так дать каждому входящему по три билета: один платный на экспозицию и два бесплатных на выставки. Вот посетителей и стало втрое больше!

Экскурсий маловато? - А солдаты и школьники на что?

Культурная сфера и связанные с ней финансо­вые потоки – одна из самых сложных сфер как для экономистов, так и для юристов. В боль­шинстве случаев к ней невозможно применить стандартные понятия финансового анализа: рентабельность, ликвидность и другие. Однако какие-то критерии результативности нужны и здесь. Среди прочего, работники культуры также должны быть материально заинтересо­ваны в результатах своего труда...[6]
Марина Якутова, юрист

Все эти детские хитрости хорошо известны. И сходили они с рук только потому, что учреждения культуры рассказывали о себе ис­ключительно то, что от них хотели услышать. Если те же показатели будут взяты в качестве параметров оценки результатов деятельности организаций культуры в усло­виях внедрения методов целевого бюджета (БОР), тогда проблем нет. Технология отработана.

А вдруг это всерьез? И заказчик хочет тех результатов, которые настоящие результаты, а не тех, что описывают параметры процесса. Тогда надо разбираться…

В первом приближении понятно, что любая услуга может описываться по трем параметрам: нормативному, стоимостному и потребительскому. - Но это, знаете ли, годится для химчистки: нормативный - какие пятна выводим, какие нет; стоимостной - ясно; потребительский - есть ли очередь, за сколько дней выполнят заказ и т.п. С химчисткой этого достаточно, потому что результат самоочевиден: грязная вещь должна стать чистой. А вот для культурной услуги названных параметров маловато. Здесь нужно заходить и со стороны содержания. А если так, то придется признать, что культурные услуги бывают как минимум четырех типов:

УСЛУГИ ПО ПОВЫШЕНИЮ КАЧЕСТВА ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ[7]
1. Услуги по оформлению города
  • разработка проектов
  • проведение акций
  • работа с общественным мнением
2. Услуги по формированию культурного ландшафта (распределение очагов культуры)
3. Создание коммуникационных площадок для городского сообщества
4. Создание творческих площадок
5. Реанимация деградировавших территорий и объектов
6. Услуги по реанимации и внедрению традиций жизни и поведения в среде
7. Создание и размещение художественных объектов
8. Просвещение через среду
9. Экспертные услуги

1. Услуги, ориентированные на формирование личности (стиля и образа жизни)

2. Услуги, ориентированные на формирование сообщества (культурно-досуговые)

3. Услуги, ориентированные на повышение качества город­ской (сельской) среды

4. Услуги, обеспечивающие са­мовоспроизводство сферы культуры (подготовка кадров, охрана и реставрация памятников и др.)

УСЛУГИ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИЕ САМОВОСПРОИЗВОДСТВО СФЕРЫ КУЛЬТУРЫ[8]
1. Внедрение новых технологий
2. Разработка новых форм деятельности и взаимодействия
3. Создание экспериментальных площадок и новых типов культурных организаций
4. Создание службы мониторинга социальных последствий работы организаций культуры
5. Создание современных инструментов работы в рынке (маркетинг, PR)
6. Модернизация существующих объектов культуры
7. Культурный обмен
8. Формирование информационного пространства культуры

Очевидно, что доля этих услуг в работе организаций культуры разных уров­ней финансирования может существенно различаться: местные бюджеты бу­дут оплачивать, в первую очередь, формирование сообщества и повы­шение качества среды, федералов должна в большей степени заботить государственная задача по формиро­ванию личности. И все уровни власти без исключения обязаны обеспечи­вать самоовоспроизводство сферы культуры: иначе не будет всего ос­тального.

Ситуация осложняется тем, что для формирования заказа, каж­дый уровень власти должен иметь страте­гию развития объекта управле­ния (например, управляемой террито­рии). Подчеркиваю: не стратегию развития культуры, а стратегию развития ре­гиона, города, села. Ибо без такой стратегии не понятно, какие из предлагаемых культурных услуг нужно в первую очередь бюджетно обеспечить, как выстроить систему приоритетов. Что важнее для города: услуги, предлагаемые архивом или художественным колледжем? - На этот вопрос можно ответить только через стратегию городского развития. А есть ли такие стратегии во всех уровнях власти?..

С того момента, как отдельные составляющие культуры стали превращаться в специализи­рованные виды деятельности (театральную, библиотечную, музейную и т.д.) начался про­цесс сокращения культурного поля. Специали­зированные виды как бы высасывали жиз­нен­ные соки из обыденной культурной прак­тики. В результате, способная прежде творить чудеса шагреневая кожа культуры катастро­фически сжалась. Кажется, что сегодня достигнут предел сжатия. При этом внешнее давление на куль­туру осла­бело, и она понемногу начала расши­ряться, распространяться во все стороны.[9]
Владимир Дукельский, культуролог

Кроме того, ре­зультаты всех четырех типов услуг могут быть краткосрочными и дол­госрочными. И если технологиями мониторинга краткосрочных результатов (опросы, анкетирование, статистика) учреждения культуры до какой-то степени владеют, то анализом долгосрочных никто и никогда всерьез не занимался. Музыкальная школа обычно может ответить на вопрос, какой процент ее выпускников прошлого года избрал стезю профессиональных музыкантов. Но есть ведь и другие результаты. Например, из психологических исследований известно, что музыкальное образование способствует развитию интеллекта и проявляется в способностях к другим дисциплинам. Известно, что среди музыкантов низок процент преступников. То есть имеют место долгосрочные социокультурные эффекты, возможно, более значимые, чем рост числа оркестрантов. Но кто эти эффекты отслеживает?

Впрочем, даже краткосрочными результатами заказчик-власть до сих пор не интересовался. Ему было важно, сколько человек посетило лекцию, а не скольким эта лекция понравилась. Но ведь и популярность - не единственный критерий. В культуре, как и в потребительских товарах - есть вещи желанные, а есть полезные. И в ряде случаев бюджетно подпитывать стоит именно полезное (опять вопрос стратегии). Поддержим из денег налогоплательщика симфонический концерт, а дискотека проживет сама.

И если мы решим уйти от описания результатов культурных услуг в категориях типа «повышение культурного уровня», нужно налаживать систему серьезного мониторинга и профессиональной экспертизы. Один из возможных способов реализации этого механизма - разработка анкеты или паспорта культурной услуги. Участники семинара предложили прототип такой анкеты.

АНКЕТА КУЛЬТУРНОЙ УСЛУГИ[10]

Внешний стандарт

Балл

Внутренний стандарт

Балл

1

Направленность на формирование региональной идентичности

 

Индивидуальный дизайн, яркое сценическое решение

 

2

Содействие продвижению региона

 

Информационная насыщенность

 

3

Степень публичности

 

Новые технологии

 

4

Включенность в систему городской жизни

 

Дифференцированность предложения

 

5

Стимулирование создания новых форм культурной деятельности

 

Интерактивность

 

6

Возможность развития, наличие перспектив, продолжения

 

Доступность

 

Я не склонен рассматривать эту таблицу как готовый продукт, но хотел бы обратить внимание на один ход, который представляется вполне здравым. Оценивая культурную услугу, авторы анкеты предлагают рассматривать отдельно производимые ей изменения или, попросту говоря, результаты услуги ("внешний стандарт") и собственные качества услуги - ее потребительские свойства и соответствие неким нормам ("внутренний стандарт"). Видимо, на пересечении этих осей и лежат ответы на вопросы: как оценивать культурную услугу и что такое результат в культуре?

 


[1] Дукельский В.Ю. Культура возвращается домой // Культура на границах. Вып. 2. М.: ИКП, 2004. С. 5

[2] Сундиева А.А. Неужели мы потеряем культурное наследие страны // На сервере "Музеи России" [on-line]. [Цит. 7 декабря 2004 г.]. Метод доступа: .

[3] Абанкина Т.В. Некоторые комментарии к грядущему реформированию бюджетного сектора в России // Культура на границах. Вып. 2. М.: ИКП, 2004. С. 33

[4] Постановление Правительства Российской Федерации "О мерах по повышению результативно­сти бюджетных расходов" от 22 мая 2004 года № 249

[5] Полознев Д.Ф. [Реплика в форуме] // На сайте АМК [on-line]. [Цит. 7 декабря 2004 г.]. Метод доступа: http://acm.org.ru/Situation/articles/BOR/news_item.2004-11-17.0503309899.

[6] Якутова М.А. Учреждения культуры на пороге реформ // Культура на границах. Вып. 2. М.: ИКП, 2004. С. 41

[7] Перечень разработан участниками семинара

[8] Перечень разработан участниками семинара

[9] Дукельский В.Ю. Культура возвращается домой // Культура на границах. Вып. 2. М.: ИКП, 2004. С. 6

[10] Анкета разработана участниками семинара

 

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"