Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№4 (11) декабрь 2003
Информационные технологии и новые формы образования. Успешная организация: еще раз о стратегическом планировании. Кому нужны культурные бренды? Приятно наблюдать за счастливыми людьми.

Образование

Информационные технологии и новые формы образования

Начнем с простого. Если россиянину задать вопрос: "Вы кто по образованию?", то в ответ услышишь либо: "Учитель русского языка и литературы", либо: "Я окончил истфак МГУ". Другими словами, на вопрос о полученном образовании вам назовут профессию. Американец или англичанин в ответ на тот же вопрос назовет не профессию, а законченный им университет - Оксфорд, Манчестер, Гарвард и т.д. Это обстоятельство никак нельзя считать случайным, т.к. в основе его лежит принципиальная разница двух образовательных систем - британской и немецкой.[1] (Россия на протяжении многих лет и даже столетий шла в русле немецкой образовательной традиции, и на сегодняшний день является ее последним оплотом).

Смысл немецкой системы состоит в том, что учащийся сразу (в момент поступления или в начале учебного процесса) выбирает себе специализацию, которая определяет не только жестко заданную программу обучения, но, фактически, профессию на всю оставшуюся жизнь. Старшее и среднее поколение россиян (точнее - советских людей) еще помнит этот принцип: поступил на физфак - быть тебе до смерти физиком. Британская система (перенятая американцами) функционирует иначе. Студент на протяжении всего обучения формирует собственную учебную программу. Выбранная им специализация предопределяет лишь незначительное число обязательных курсов, а преобладают в англо-американских университетах курсы по выбору. Причем многие из них являются межфакультетскими. Там никого не удивляет студент-математик, слушающий курс по древнегреческой литературе. Издержки такого подхода, связанные с заметным уменьшением систематичности полученных умений и навыков, достаточно очевидны. Однако есть и преимущества - высокое развитие адаптивных способностей, динамичности, мобильности.

Названные системы много лет находились в состоянии соревнования. И, по моему глубокому убеждению, победителем в нем долгие годы выходила милая нашему сердцу немецкая система. А причин тому было две. Первая связана с содержанием образования. Отечественное образование было ориентировано на подготовку кадров. Подготовка кадров характерна для индустриальной фазы общественного развития, когда есть производство (не важно - завод или музей), для которого готовят кадры, встраивая людей в существующую систему. Вторая причина связана с набором профессий и сроком жизни профессии. Если посмотреть на историю развития общества в XIX - XX столетиях с этой точки зрения, то быстро убеждаешься в том, что имеют место два процесса: срок жизни отдельной профессии сокращается, а карта профессий становится все более сложной и многообразной. Однако мы можем констатировать, что приблизительно до 1980 года срок жизни профессии превосходил 40-50 лет, составляющие срок трудовой деятельности человека. Принцип, в соответствии с которым человек мог получить профессию и с ней же полвека спустя сойти в могилу, продолжал действовать, что и делало отечественную систему образования столь эффективной.

Однако к исходу XX столетия мы пришли к состоянию, когда срок жизни профессии стал короче, чем срок трудовой деятельности. Поясню эту мысль простым примером. Каждый из нас время от времени посещает сборища своей бывшей студенческой группы или курса, и более или менее представляет себе, чем заняты и где работают его однокашники. А теперь задайте себе вопрос: сколько моих бывших однокурсников работает строго по специальности, записанной в их дипломе? - Ответ будет коррелироваться с Вашим возрастом, но в любом случае будет меньше половины. И дело здесь не только в отмирании отдельных профессий (типа инженера по эксплуатации ЭВМ) и в появлении новых (типа web-дизайнера), но и в постоянном усложнении необходимого минимального набора профессиональных компетенций. Сегодня заведующий отделом выставок не может быть просто искусствоведом. Ему надо быть еще специалистом по фандрейзингу, рекламе и PR. Иначе - плакали его выставки!

Постиндустриальное общество нуждается в специалистах иной квалификации: ему нужны не "винтики" для готовых структур, а менеджеры - люди способные самостоятельно проектировать такие структуры и управлять ими. И система образования стала перестраиваться. Особенно это заметно в более подвижной сфере поствузовского образования. Традиционная отечественная подготовка кадров на глазах отходит в прошлое, и все более и более начинает проявлять свои преимущества британская образовательная система. Все мы выросли в системе различных курсов и семинаров по повышению квалификации. В классическом смысле повышение квалификации есть получение новых навыков и умений в рамках твоей профессии. Ну, пошел, скажем, инженер по климатическим установкам на курсы повышения квалификации и узнал там о новых системах климата, которые появились в последние годы. Дело важное! Но более существенным сегодня становится получение дополнительных знаний в смежных областях, в первую очередь, в сфере управления. И тут особую актуальность приобретают такие формы как непрерывное, дистанционное и открытое образование. В этой точке наших рассуждений мы вплотную подошли к проблеме, вынесенной в качестве названия статьи: "Информационные технологии и новые формы образования".

Наиболее очевидно их взаимодействие в сфере дистанционного образования, которое базируется на современных информационных технологиях и использует современные средства коммуникации (в первую очередь, компьютерные глобальные и локальные сети). Дистанционной следует считать такую форму обучения, при которой преподаватели и обучаемые находятся на расстоянии (дистанции) друг от друга – и в этом дистанционная форма сходна с заочной, и, с другой стороны, благодаря использованию интернета, электронной почты, учебного телевидения, видеоконференций и т.п. обеспечивается качество и интенсивность коммуникации, сопоставимые с дневной формой обучения. Чаще всего для дистанционного обучения используются специальное программное обеспечение типа Black Board, Top Class или их аналоги.

В отличие от дистанционного, под открытым образованием понимается не столько конкретная форма обучения, сколько идеология, в соответствии с которой не студент приходит в университет, а университет приходит к студенту. Слоган родоначальника этой системы Открытого университета (OU) в Лондоне: "Открытый университет рядом с Вами" (The OU Near You). Кстати, OU в полной мере реализует сетевой принцип организации учебного процесса, но при этом почти не использует средства интернета. Сеть OU раскинулась по Великобритании не в виртуальном, а в реальном виде. В каждом районе страны есть представительство OU (всего их 13), в котором студент получает все учебные материалы, консультации и сдает экзамены. Одно из первых предложений, которое получает пользователь, зашедший на сайт OU: "Найдите ближайший к Вам центр OU".[2] Смысл затеи состоит в том, что где бы Вы не жили на территории Англии, центр OU окажется от Вас не более чем в часе езды. Результаты реализации этой стратегии весьма впечатляющи: на сегодняшний день в OU учится около 200.000 [так! - АЛ] студентов. Новые информационные технологии OU активно использует не в сетевом, а в локальном варианте: заметное место в пакете учебных материалов по каждому курсу составляют интерактивные пособия на CD и DVD.

Сегодня идеология открытого образования воспринята многими европейскими университетами, но сам термин стал трактоваться более широко. Под открытым образованием понимается максимальная возможность самостоятельного выбора обучаемым в рамках своей специальности места, времени, учебного заведения и формы обучения. Таким образом, становится возможным, обучаясь по дневной форме в одном учебном заведении, получать знания из различных учебных центров (как в очной, так и в дистанционной форме). В нашей стране, говоря об открытом образовании, чаще всего имеют в виду предоставление студентам-очникам возможности получения второй специальности в дистанционной форме. В частности, есть опыт Центра дистанционного образования Московского института электроники и математики.[3] Подчеркиваю, что речь о получении второго высшего образования на базе первого технического. В более интересной для данной аудитории гуманитарной сфере могу сослаться на опыт Московской высшей школы социальных и экономических наук, где прямо в эти дни идет набор на программу дистанционного образования по Менеджменту в сфере культуры (учебный год начинается с 1 февраля).[4] В отличие от МИЭМ это образование более высокого уровня - не второе высшее, а поствузовское, и, кроме того, имеющее двойную сертификацию: российский диплом о профессиональной переподготовке и Post Graduate Diploma Манчестерского университета (МВШСЭН имеет статус Российско-британского университета). Но меня, в данном случае, интересует не отличия, а общность. Она состоит в том, что и в первом, и во втором случаях речь идет об обучении людей, уже имеющих высшее образование.

Если дистанционное образование - это форма обучения, а открытое образование - идеология, то непрерывное образование правильнее всего было бы назвать философией. Эта философия базируется на представлении о том, что современный специалист должен обучаться непрерывно на протяжении всей жизни. Обучение происходит как в традиционных учебных формах, так и в рамках профессиональной коммуникации. В этом смысле участники данной конференции тоже учатся, приобретают новые знания и навыки. При этом понятно, что работающий человек не может бесконечно кочевать из вуза в вуз и с конференции на конференцию. Реальную непрерывность образования могут обеспечить только современные информационные технологии - от дистанционного образования до коммуникации в профессиональных форумах и чатах.

Сказанное, заставляет нас внимательнее отнестись к европейскому, в первую очередь, к британскому опыту. Кстати, при более близком знакомстве с ним выясняются любопытные детали. В западном мире существуют эквиваленты некоторым отечественным формам получения образования: очное обычно называют full-time, вечернее – part-time. Однако сходство оказывается мнимым: западное определение формы обучения показывает, какой процент своего времени студент посвящает учебе (всё или часть), наше – находится ли он весь день в стенах вуза или приходит вечером. Т.е. в первом случае речь идет о форме обучения в строгом смысле, а во втором, скорее, о системе организации учебного процесса. Другими словами, западные коллеги ставят во главу угла проблемы студента, а мы - проблемы конторы. Не менее забавны различия в системах нормирования труда преподавателя. У нас основным показателем являются аудиторные часы, а на Западе - контактные часы (contact hours). Вещи вроде бы похожие, но только до тех пор, пока дело не доходит до информационных технологий. Например, получается, что работа со студентами в учебном форуме или чате - это часы контактные, но не аудиторные. По-нашему выходит, что преподаватель тут вроде как и не работает… И попробуйте доказать обратное! Если кому-то из присутствующих предстоит получение российской государственной аккредитации на программу дистанционного образования, я заранее обещаю вам набор непередаваемых ощущений. Мне известно несколько грустных случаев, когда создателям вполне качественных дистанционных программ так и не удалось преодолеть этот барьер. Программы остались не сертифицированными и вынужденно ушли из собственно образовательной сферы в зону культурного досуга для домохозяек. Впрочем, есть тут и положительные примеры - та же Московская высшая школа социальных и экономических наук, где и очное, и дистанционное образование имеет двойную сертификацию - российскую и британскую.

Уделив внимание современным образовательным формам, я хотел бы вернуться к тому, с чего начал - к изменению содержания образования. Где-то с начала 1980-х годов существующая в наших регионах система управления и соответствующая ей сеть организаций оказалась не адекватной реальным вопросам общественного развития. Во главу угла встала проблема проектного типа подготовки людей. Необходимо было сделать так, чтобы профессиональные группы, работающие в гуманитарной сфере, обладали бы вполне определенными навыками, позволявшими им реализовать собственные цели, опираясь на внутренние ресурсы, на свою способность формировать команду, дорабатывать концептуально те или иные идеи, формировать механизмы реализации и прочее. И при этом использовать, хотя и с известными оговорками, существовавшие организационные системы, может быть, достраивая или видоизменяя их. В этой ситуации наиболее эффективным становится не приобретение неких общих знаний и навыков, а получение их сразу в прикладном виде - в процессе разработки и реализации конкретных программ и проектов. Объектом передачи становятся не столько академические знания, сколько технологии их применения.[5]

Я не буду здесь отдельно рассматривать вопросы того, как происходит передача проектных технологий в разных образовательных форматах - очном, заочном, дистанционном, на проектно-аналитических семинарах и т.д. Скажу только о самом общем принципе: основу проектирования составляет проектная коммуникация. Под этим термином я подразумеваю две вещи: коммуникацию на первом этапе проектирования, необходимую для сближения позиций участников по целевым и ценностным установкам (ее результатом становится появление концепции будущей деятельности), и коммуникацию по поводу конкретных механизмов и способов реализации замысла на втором этапе проектного действия.

В современных условиях проектная коммуникация немыслима без использования новых информационных технологий.


[1] Конечно, эти названия условны и связаны с историческими корнями происхождения названных систем, а не с их нынешним ареалом распространения. Так, в Германии сегодня господствует система, которую мы называем "английской".

[2] См. на сайте "The Open University". [On-line]. Метод доступа: http://www3.open.ac.uk/near-you/local.shtm. Цит. 18 ноября 2003 г.

[3] См. на сайте "Образовательный портал ЦДО". [On-line]. Метод доступа: http://dlc.miem.edu.ru. Цит. 18 ноября 2003 г.

[4] Материал о программе см. в этом же номере "60 параллели"

[5] Подробнее об этом см. С.Э.Зуев. Гуманитарные стратегии [Интервью] // Кентавр: Методологический альманах, 2002, № 28, март.

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"