Креативные индустрии ИД


Архив Рубрики Темы

№3 (10) сентябрь 2003
Кризис музея как мировоззрения. Идеальный менеджер или иллюзии реформы управления во Франции. Шестидесятые на шестидесятой. Проекты в учреждении культуры: троянский конь?

Мастер-класс

Глеб Фирсов

Программа "Культурная столица Поволжья": между событием и планированием

Глеб Глебович ФИРСОВ,
Заместитель руководителя программы “Культурная столица Поволжья”,
координатор программ Нижегородского регионального общественного фонда “Открытый регион”,

C 2001 года в Приволжском федеральном округе реализуется программа “Культурная столица Поволжья”. Каждый город округа, имеет шанс стать культурным центром всего региона на целый год, после чего передать эстафету другому. В основе программы - партнерство, открытость и принцип конкурсности. Становясь активным инструментом культурной политики и местом встречи разных культур, “Культурная столица Поволжья” привлекает все виды творческой активности, содействует модернизации сферы культуры, коммуникации между городами, регионами и странами, развитию культурного туризма.

Все новости можно оперативно получать на сайте www.culturecapital.ru.

Когда меня попросили написать о трехлетнем опыте деятельности программы “Культурная столица Поволжья”, эта задача показалась мне увлекательной, но в то же время трудной и ответственной. Увлекательной, поскольку подобная попытка подвести некоторые предварительные итоги предпринимается чуть ли не впервые. Ответственной, поскольку любая серьезная рефлексия по поводу собственных усилий непосредственным образом влияет на стратегию дальнейшей деятельности. И, наконец, трудной, поскольку программа носит комплексный характер и отличается определенной внутренней противоречивостью (даже на уровне стратегии).

Так, имея достаточно выраженную художественную концепцию (связанную с «современностью» как категорией культуры), «Культурная столица Поволжья» претендует на то, чтобы быть «пустой рамкой» для всего многообразия существующих в культуре тенденций. Она может быть разделена на несколько «проектных линий», но не может быть сведена ни к одной из них, ни даже к их совокупности. Поэтому думаю, что программа вряд ли может быть адекватно оценена в существующей системе критериев и представлений. Нас иногда называют «фестивалем» или ставят в один ряд с другими гуманитарными программами модернизации, осуществляемыми в Приволжском федеральном округе. Мне бы хотелось подчеркнуть, что «Культурная столица» как программа порождает ряд инновационных процессов и производит определенное количество «культурных продуктов», но ни то, ни другое не исчерпывает ее сущности. И в этом – главная проблема.

Сразу оговорюсь, что в данной статье я коснусь далеко не всех аспектов деятельности программы «Культурная столица Поволжья», речь в основном будет идти о механизмах внедрения инноваций и порождаемых ими изменениях в региональной культуре и культурной политике.

Мы находимся на пороге четвертого года осуществления программы. «Культурными столицами Поволжья» последовательно становились Ульяновск (2001 г.), Киров и Нижнекамск (2002 г.), Чебоксары (2003 г.), Ижевск и Димитровград (2004 г.).

Сформулировать основные цели программы “Культурная столица Поволжья” можно так:

- демонстрация культурного богатства и разнообразия регионов, входящих в состав Приволжского федерального округа;

- преодоление культурного неравенства;

- развитие коммуникации между городами и регионами;

- модернизация сферы культуры;

- развитие механизмов обратной связи между субъектами региональной культурной политики и городским сообществом.

Данный список целей отличается определенной внутренней противоречивостью и задает как бы два пласта существования программы. Внешний, наиболее очевидный пласт связан с организацией событий, т. е. собственно с “содержанием” культуры. Для “незаинтересованных” жителей Ульяновска, Кирова, Нижнекамска, Чебоксар, городов уже бывших “культурными столицами” ПФО, “Культурная столица” – это, прежде всего, серия культурных “мероприятий”, зрелищ, возможность представить свой и приобрести новый культурный опыт. Но существует и другой пласт деятельности программы, связанный со стратегией модернизации.

Зрелищной кульминацией программы и интенсивной формой представления проектов неизменно становился Марафон культурных событий, в рамках которого (за два неполных осенних месяца) в городе – “культурной столице” проходило от 50 до 70 мероприятий. В то же время, событийный ряд программы в каждом из городов складывался по-разному: в Ульяновске наиболее заметными стали музейно-выставочные проекты, в Нижнекамске – фестиваль “Искусство для городской среды”, в Кирове - фестиваль “Новая драма” Ассоциации “Золотая маска”, а в Чебоксарах – серия концертов «ВОКЗАЛ» на железнодорожном вокзале.

В октябре 2001 г., Роберт Палмер – один из ведущих европейских экспертов в области культурной политики и организатор самой, пожалуй, успешной “культурной столицы Европы”, Глазго (1990 г.) – посетил несколько завершающих мероприятий ульяновского Марафона культурных событий, по результатам чего составил подробный отчет с рекомендациями программе “Культурная столица Поволжья”. Несмотря на то, что с тех пор прошло почти два года, целый ряд соображений Палмера не потерял своей актуальности. В частности, в своем отчете он настоятельно рекомендовал программе “Культурная столица Поволжья” ежегодно организовывать, как минимум, одно событие, которое может иметь общероссийский резонанс. Уже упомянутые фестивали в Кирове и Нижнекамске, а также выставка современного искусства «Давай!» и концерт группы “Аквариум” в Чебоксарах обозначили движение в данном направлении, которое продолжится и в будущем.

Но, признаюсь, зрелищная, публичная сторона культурных событий не является для нас самоцелью. И здесь мы подходим к важной особенности программы “Культурная столица Поволжья”, которая во многом и создает ее неповторимую идентичность. Дело в том, что “событийный” и «стратегический» пласты деятельности программы не существуют отдельно друг от друга. Вся концепция “Культурной столицы Поволжья” исходит из предположения, что культурное событие является важным ресурсом для осуществления культурной политики, связанной с внедрением инноваций и интеграцией региональной культуры в российский и международный контекст.

Что это означает на уровне повседневной деятельности программы? Прежде всего, каждое событие, проходящее под брендом «Культурной столицы Поволжья», помимо собственно художественного смысла, отвечает определенной линии культурной политики, потребностям города, региона.

Принцип конкурсности позволяет задать необходимые критерии еще на этапе проектирования содержания основных мероприятий. С чего все начинается? В городе, признанном по результатам конкурса городов «Культурной столицей ПФО» следующего года, мы в первую очередь проводим семинар под общим названием «Проектируем культурную столицу», в ходе которого выявляется актуальная для данного региона культурная проблематика. Так, например, в Чебоксарах – столице национальной республики – она нашла отражение в темах «Диалог культур», «Культурные герои» и «Электронная столица». В то же время, по мере нашего более тесного знакомства с культурной ситуацией в городе и республике выявились определенные культурные «лакуны». Поэтому итоговые темы Марафона культурных событий в Чебоксарах, обобщающие содержание конкретных социокультурных проектов, представляют собой скорее попытку сформулировать и привлечь внимание к ключевым проблемам культуры Чувашской Республики и всего Приволжского мегарегиона.

В то же время стратегия программы на каждый год обязательно учитывает пройденную дистанцию. В частности, окружной конкурс проектов на право быть представленными в городе – «культурной столице» в 2001 – 2002 г. проводился по «гастрольной» модели. Все лучшее, что было в различных регионах ПФО, просто концентрировалось в одной точке - Ульяновске. В следующем 2003 году условием конкурса впервые стало создание новых, ранее не демонстрировавшихся культурных продуктов. Это позволило нам всколыхнуть творческие силы самих городов-столиц: Кирова и Нижнекамска.

Пожалуй, наиболее ярко взаимосвязанность “событийного” и “стратегического” пластов проявляется в эффекте “постстоличности”. “Постстоличными” мы называем города, в которых активная фаза программы уже завершилась, а эффектом “постстоличности” - те изменения, которые произошли в них в ходе и по итогам «Культурной столицы». Роберт Палмер, прогнозируя эти изменения, еще в 2001 г. обращал наше внимание на то, что с передачей звания “культурной столицы” следующему городу наши связи с предыдущей “столицей” не должны прерываться. Попробуем обозначить те тенденции, которые, в той или иной степени, наблюдаются во всех “постстоличных” городах.

Во-первых, нужно признать, что часть проектов, которые были инициированы или поддержаны “Культурной столицей”, имеют дальнейшее продолжение уже без нашей поддержки. Почему? Попав в окружной контекст, эти проекты получили дополнительные стимулы и ресурсы для своего развития. Дальнейшая реализация этих проектов возможна как на территории того города, в котором они появились (в качестве примера можно привести нашумевший проект памятника букве “Ё” в Ульяновске или Нижнекамский телефестиваль “Культура в эфире”, ставший в этом году всероссийским), или же в следующей “культурной столице” (выставка “Плотина”, посвященная истории города Кирова-Вятки и впервые показанная в Чебоксарах).

Программа “Культурная столица Поволжья” выступает по отношению к таким проектам в роли своеобразного “продюсерского агентства”, пытаясь создать для них “режим наибольшего благоприятствования” - в частности, в рамках ежегодного окружного конкурса проектов на участие в Марафоне культурных событий.

Вторая тенденция связана с тем, что проектирование и осуществление инновационных для города культурных событий в рамках «Культурной столицы» как раз и обусловливают изменения в системе управления культурой в том или ином регионе. Конечно, все происходит не само по себе. В каждом из городов “Культурная столица Поволжья” создавала собственные органы управления - “законодательные” (территориальный совет) и “исполнительные” (исполнительная дирекция). И в эти временные управленческие структуры, далеко не всегда входили действующие руководители в сфере культуры. Возникает вопрос: зачем создавать дополнительные управленческие структуры, вводя туда людей «со стороны»? Практика показала, что существующая на муниципальном и региональном уровнях система управления культурой оказалась неспособной справиться с теми задачами, которые стояли перед “Культурной столицей” - даже на “событийном” уровне. С другой стороны, модернизация этой системы всегда являлась одной из важных задач программы, однако ее вектор стал обозначаться лишь в процессе работы с каждой конкретной территорией. Рассмотрим данную ситуацию на примере города Кирова – “культурной столицы Поволжья-2002”.

(Роль территориального совета программы, созданного в Кирове в начале 2002 г., заключалась, прежде всего, в том, что он создал прецедент общественно-государственного управления культурой. Его важными условиями являлись участие общественности (представителей бизнеса и “третьего сектора”) в процессе принятия решений и наличие соответствующих полномочий и ресурсов (от лица программы полномочия территориальному совету были переданы распоряжением председателя “Большого” Совета программы “Культурная столица Поволжья” полномочного представителя президента С. В. Кириенко). Кроме того, территориальный Совет «подружил» учреждения культуры городского и областного подчинения, которые до этого почти не взаимодействовали друг с другом. Территориальный совет и исполнительная дирекция программы «Культурная столица» успешно поработали в течение 2002 г., но по завершении Марафона культурных событий фактически прекратили свое существование. Стало очевидно, что нужны более серьезные основания для укоренения подобных общественно-государственных моделей и что “Культурной столице Поволжья” никуда не деться от работы по реформированию традиционной системы управления культурой. При этом ресурс федеральной власти позволил нам поддержать наиболее сильных менеджеров из состава исполнительной дирекции и «встроить» их в региональные и муниципальные органы управления культурой для того, чтобы начать изменять ситуацию изнутри. Постепенно складывалась концепция реформы управления.

По окончании Культурной столицы в Кирове мы совместно с британскими и канадскими экспертами (которые осуществляли аналогичный проект в Канаде) провели в начале 2003 года установочный семинар в рамках Приволжского проекта культурного планирования, призванного продолжить курс на модернизацию системы управления культурой на муниципальном и региональном уровнях. Главными задачами проекта реформы управления являются создание и поддержка новых моделей управления и коммуникации в сфере культуры, разработка стратегических планов развития культуры, создание окружной базы данных по культурному планированию, которая в перспективе даст возможность принимать взвешенные решения с учетом местной специфики.

В Кирове, ставшем главной пилотной площадкой этого управленческого проекта, состоялась серия семинаров, посвященных проблемам различных секторов городской культуры - от статуса парков и дворцов культуры до развития культурного туризма. Можно провести определенные параллели между этими семинарами и работой по “культурному картированию”, осуществляемой в рамках совместного проекта Совета Европы, Министерства культуры России и Института культурной политики. Весь парадокс заключался в том, что выявить проблемы каждого из секторов удалось лишь благодаря целостному рассмотрению и расширительному толкованию городской культуры. Оказалось, что некоторые из наиболее “острых” вопросов, обсуждавшихся на семинаре, просто не могли быть поставлены в рамках традиционной системы управления. Например, выяснилось, что не существует сколько-нибудь разумных оснований для постоянного увеличения количества городских музыкальных школ; различные виды культурно-досуговых услуг, предоставляемых парками города, никак не скоординированы друг с другом, что делает невозможным реализацию целостной концепции деятельности парков. Город Киров фактически является белым пятном на туристической карте России, чему немало способствует отсутствие динамично развивающихся культурных брендов и неопределенность по поводу названия города и т.п. Само проведение таких семинаров стало для города новым способом коммуникации, когда в решении общих проблем впервые принимали участие все основные субъекты культурного процесса.

Напомню, что мы говорим сейчас о практических эффектах программы «Культурная столица» в городах ПФО. Третья “постстоличная” тенденция, тесно связанная с Приволжским проектом культурного планирования, заключается в том, что программа “Культурная столица Поволжья” дает стимул для инвентаризации культурных ресурсов (понимаемых, опять же, максимально широко) города и региона. Как организован этот процесс? Фактически такая инвентаризация осуществляется в несколько этапов. Анализ состояния сферы культуры является одним из условий конкурса городов на звание “культурной столицы Поволжья”. Разумеется, первоначальная инвентаризация ресурсов, осуществляемая администрациями городов, имеет ряд серьезных недостатков: слабо учитывается роль общественных организаций, культура понимается скорее как отрасль, чем как способ отношений. Поэтому само участие различных организаций культуры в реализации программы становится реальным показателем их включенности в современный социокультурный процесс (можно даже составить своеобразный “рейтинг”, в котором будут свои “лидеры” и “аутсайдеры”).

Но, может быть, важнейшей “постстоличной” тенденцией и в то же время проблемой является консолидация местных сообществ. На мой взгляд, именно роль сообществ и отличает “Культурную столицу Поволжья” от аналогичной европейской программы. В Европе городские сообщества с их развитым гражданским самосознанием, по сути, являются “заказчиками” культурных инноваций. В российских же регионах при отсутствии устойчивого среднего класса и консерватизме городских и региональных властей инновации приходится “импортировать”. “Культурная столица” пытается это делать с опорой на международные связи и административный ресурс, который она может использовать как программа Приволжского федерального округа. Особенно тяжело приживаются инновации в сфере менеджмента, поскольку они ставят под вопрос эффективность традиционной системы управления культурой.

Но именно поэтому задачу консолидации сообществ мы считаем ключевой. Последовательная культурная политика не может существовать в социальном вакууме. Одним из смешных и одновременно печальных парадоксов программы, выявленных социологами, стал тот факт, что ее основным «потребителем» является не население городов ПФО, а достаточно узкий слой менеджеров культуры. И в своей нынешней работе и на будущее мы особое значение стали придавать налаживанию механизмов обратной связи – через поддержку культурной журналистики, проведение социологических исследований и организацию постоянной работы с аудиторией. И всякий раз опыт диктует поиск новых форм работы. Например, специально организованные семинары для журналистов в Чебоксарах не давали нужного результата, и только когда состоялось несколько действительно интересных концертов в рамках проекта “Вокзал”, отражение в публикациях внешней канвы событий уступило место культурной аналитике, “общественному мнению”. А победителям наших ежегодных журналистских конкурсов, мы специально предоставляем возможность посетить одну из “культурных столиц Европы”.

Другим важным направлением управленческой деятельности является кадровая политика. В ситуации несовершенства всей системы управления такая работа не может не быть «штучной» - от удачного или неудачного выбора личности исполнительного директора и других менеджеров программы зависит многое из того, что будет происходить в городе. Культурные лидеры, выдвинувшиеся в ходе реализации программы, как свидетельствует наш опыт, способны сыграть решающую роль в сплочении городского сообщества для проведения системных преобразований. Но опять же, если пытаться осуществить эти преобразования в отрыве от событийного контекста программы, они могут «повиснуть в воздухе».

Еще раз возвращаясь к тезису о роли культурных событий в модернизации всей социокультурной сферы, не могу не вспомнить один эпизод из истории программы “Культурная столица Поволжья” в Кирове. Фестиваль “Новая драма” открывался спектаклем “Арт” с участием Игоря Костолевского, на который пришла довольно традиционная театральная публика. Когда открылся занавес, по залу пронесся восхищенный шепот: “Костолевский…”, и этот восторг и уважение к знаменитому актеру помогли аудитории “переварить” довольно необычный спектакль. Мы организуем яркие и запоминающиеся события, но при этом стараемся не забывать и о тех глубинных изменениях, которые они должны за собой повлечь.

Именно поэтому в 2004 году, когда центрами программы станут города Ижевск и Димитровград, основной акцент предполагается сделать на создании общественно-государственных механизмов управления, которым будут делегированы полномочия по принятию решений, связанных с событийной канвой программы. Помимо принципов экспертизы и конкурсности, мы планируем организовать общественное обсуждение ключевых мероприятий в рамках программы «Ижевск - культурная столица ПФО». В течение 2004 года будет апробирована и новая модель конкурса городов, когда сама подача заявки на конкурс становится городским событием, в которое так или иначе вовлечено большинство жителей города. «Культурная столица Поволжья» станет полноправным членом Ассоциации культурных столиц Европы и примет участие в общеевропейском проекте по созданию информационного ресурса, базы данных и выставки, посвященной истории программы «Культурная столица». Мы по-прежнему отчасти воспринимаем все происходящее как чудо.

Copyright © Журнал "60 параллель"
Автономная некоммерческая организация "Центр культурных инициатив Сургута"